(495) 468-25-20, (903) 268-57-56

Амбулаторное лечение алкоголизма в Германии и России

В адрес редакции Zeitschrift "Partner" приходят письма, касающиеся пьянства, алкоголизма и их последствий. Сегодня мы публикуем ответы нашего автора психолога Анны Циприс (Ганновер) на некоторые из вопросов, содержащихся в этих письмах.

Какие проблемы несут с собой пьянство и алкоголизм?

Пьянство и алкоголизм – беда многих семей, в том числе и тех, которые живут в Германии. Больше всего от пьянства страдает не сам пьющий, а его близкие. Слёзы, отчаяние, безысходность – удел несчастных жён, чьи мужья не понимают всю пагубность этого пристрастия. Многие представляют себе пьяницу с сизым носом, трясущимися руками, пропивающим вещи и валяющегося на улице. Но это уже последняя стадия алкоголизма. Пьяницы и алкоголики есть во всех слоях населения: пьют рабочие и чиновники, писатели и политики, мужчины и женщины. Творческие личности, увы! также сильно подвержены этому пагубному пристрастию. Известно, что сейчас значительно вырос процент женского алкоголизма среди молодых обеспеченных женщин. Если для малообеспеченных пьющих основная задача – добыть деньги на выпивку, то у материально обеспеченных людей проблемы иного плана – как бы о его пьянстве не узнали на работе или в его окружении.

Как протекает заболевание алкоголизмом?

Вся беда в том, что сами пьющие не знают о своём заболевании, но зато им известно, сколько надо выпить, чтобы утром «не трясло», как надо правильно опохмеляться, что «неправильное опохмеление ведёт к запою», как отличить качественную водку от подделки и т.д. Для пьющего человека объём таких знаний, возможно, достаточен, но это не имеет никакого отношения к заболеванию алкоголизмом. Запои, цирроз печени, «опохмеление», «белая горячка» - это уже последующие стадии заболевания. Жёны вообще в этом несведущи, для многих из них главноеa - чтобы муж приносил домой зарплату, не пропивал вещи из дома и не избивал её.

В чем отличие бытового пьянства от алкоголизма как заболевания?

Алкоголизм начинается с бытового пьянства, когда человек ещё способен остановиться. Ошибается тот, кто думает, что именно он никогда не станет алкоголиком, поскольку знает меру и в любой момент может бросить пить. Любой нарколог скажет, что это заблуждение, свойственное подавляющему большинству людей, у которых уже сформировался алкоголизм. Если бы каждый пьющий человек мог по своей воле и в любой момент прекратить употребление спиртного, то не было бы проблемы алкоголизма. Этот этап проходят абсолютно все больные алкоголизмом: «перестану пить, но не сейчас, а потом, когда сам захочу», и, продолжая употреблять спиртное, делают очередной шаг на пути к алкоголизму. Дело в том, что сами больные этого не осознают, и чем больше «стаж» болезни, тем меньше шансов, что больной это осознает.
У разных людей - различная мотивация к употреблению алкоголя. Например, прием алкоголя связан с жаждой удовольствия. Рассуждения сводятся к следующему: «Почему я должен отказывать себе в желании выпить, ведь жизнь одна, другой не будет. И вообще, зачем жить, если нет удовольствия». Часто алкоголь употребляется с целью снятия состояния эмоционального напряжения, тревоги, беспокойства: «Мне надо было отключиться от неприятных воспоминаний». Бывает, что употребление алкоголя связано с неспособностью противостоять окружающим: «Я пью, как и все, не хочу быть белой вороной». Наконец, алкоголь употребляют в качестве допинга для поднятия тонуса, повышения активности и улучшения работоспособности - «Пью, чтобы взбодриться».

Все ли люди склонны к пьянству?

Вопрос закономерный. Если говорить о биологических причинах пьянства, то к ним относятся генетически различная предрасположенность к развитию алкогольной зависимости. Как правило, у детей пьющих родителей риск стать алкоголиком в два раза выше, чем в обычных семьях. Данные по усыновленным детям указывают на повышенный риск в случае, если алкоголизмом страдали биологические родители. Повышенный риск развития алкоголизма проявляется также у сыновей или братьев мужчин-алкоголиков, причем уровень алкоголизма у мужчин по сравнению с женщинами составляет 5:1.
К психологическим причинам алкоголизма относится, прежде всего, индивидуальная психологическая предрасположенность той или иной личности к пристрастию к алкоголю. Существует ещё модель заболевания алкоголизмом как результат взаимодействия биологических, психологических и социальных факторов.
Социальные причины алкоголизма самые разнообразные. К ним можно отнести : неполную занятость на работе, т.е. наличие свободного времени, когда человек не знает, куда себя деть и чем заняться; одиночество как мужское, так и женское; бедность, озабоченность тем, откуда взять деньги - также приводит к пьянству. Хотя существует и замкнутый круг: «Нет денег, потому и пью, а пью, потому что не могу заработать достаточно денег». Некоторые люди «заливают» свои проблемы спиртным, переживая смерть близких людей, супружескую дисгармонию, разводы, измены; пьют для облегчения хронических болей и снятия с себя груза проблем и т.д., список можно продолжить самим. Социальные причины детского и подросткового алкоголизма связаны с подражанием детей поведению взрослых, а также употреблением алкоголя детьми и подростками под нажимом сверстников. Психосоциальная предрасположенность включает: чувство неполноценности и отчуждения, слабоволие, страх перед решением жизненных проблем.

Поясните, пожалуйста, что это такое «предалкогольная личность»?

Действительно, учёными введено такое понятие, как «предалкогольная» личность, не имеющая чёткой структуры внутренней мотивации и не выработавшая собственного отношения к окружающему миру. Это очень характерно для иммигрантов. Переезд в другую страну приводит к так называемому «культурному шоку» от столкновения с другой культурой, менталитетом, обстоятельствами. Многие мигранты, особенно прибывшие в Германию в возрасте свыше 40 лет, не могут хорошо овладеть немецким языком, а значит, претендовать на хорошую работу, быть основными добытчиками в семье.
Психологи отмечают, что эмиграция чаще всего разрушает семью, особенно если супруги и раньше имели проблемы в семейных отношениях. Некоторые неработающие мужчины, глубоко переживая своё состояние, впадают в состояние депрессии, и если раньше они проявляли склонность к алкоголизму, то в иммиграции эта тяга усугубляется. В целом можно охарактеризовать личности с алкогольной зависимостью так:
1. Малая устойчивость к стрессу, непереносимость конфликтов, несбывшиеся ожидания, боли, сниженная приспособляемость.
2. Напряжённость, высокий уровень тревожности, заниженная самооценка, комплекс неполноценности, потребность в получении немедленного удовольствия, затруднения в установлении эмоционального контакта.
3. Отсутствие социально-позитивных установок, незаинтересованность в труде, неумение организовать свой досуг; неполное или неправильное усвоение морально-этических правил, необычайно лёгкое следование негативным примерам, раннее криминальное поведение.

Все мы знаем об изменениях личности алкоголика. А что говорят по этому поводу психологи?

Различают несколько типов изменений личности алкоголика. У одних людей преобладают раздражение и злобность, приводящие к агрессивным поступкам. Другие характеризуются неспособностью к систематическому труду, внушаемостью, стремлением к веселому времяпрепровождению в кругу собутыльников. Ещё один вариант изменения личности проявляется в раздражительной слабости, возбудимости, обидчивости, склонности к аффективным вспышкам. Возбуждение быстро сменяется вялостью, апатией, заторможенностью. Такие больные быстро устают при умственных и физических нагрузках. Некоторые алкоголики характеризуются беспричинно повышенным настроением, самодовольством, хвастливостью, излишней общительностью.

В чем особенности женского алкоголизма?

У женщин бытовое пьянство часто переходит в алкоголизм, причём в отличие от мужчин, течение его быстро прогрессирует. Мужчина может спиться за три-пять лет, а женщине достаточно и полугода. Из бесед с социальными работниками, имеющими дело с проблемными людьми, выясняется, что среди наших соотечественников нередко встречаются случаи женского алкоголизма, хотя отдельная статистика не ведется. Психологи утверждают, что алкоголь существенно изменяет личность женщины: она утрачивает доброту даже к собственным детям, у неё снижается эмоциональность. Алкогольная зависимость делает женщину эгоистичной, замкнутой на себя. Негативные эмоции (например, уход мужа, смерть близких и пр.) женщина пытается «залить» спиртным, хотя прекрасно знает, что после отрезвления ей станет ещё хуже, но остановиться уже не в силах. Неумеренно пьющая женщина перестаёт следить за собой, не обращает внимания на свою одежду, становится неопрятной, а потом и вовсе «опускается». Пьяная женщина вызывает у большинства мужчин чувство неловкости и даже брезгливости.

Какие причины толкают к алкоголизму женщин, приехавших на свою этническую родину? Казалось бы, здесь наступило материальное благополучие, но всё равно наши женщины нередко спиваются.

Думаю, что причины женского алкоголизма лежат в основном в плоскости разлада семейных отношений, сексуальной дисгармонии, «охлаждения» супруга и его измены, разводов, а также стрессов, связанных с попаданием детей и подростков в тюрьмы. И, конечно же, одиночество. Для женщин характерен довольно длительный скрытый период формирования заболевания. То ли женщины биологически сильнее, но они могут дольше скрывать своё пьянство. Имеется даже термин «Пьянство за закрытыми занавесками», то есть в одиночестве.

Можно ли вылечить женский алкоголизм?

Считается, что женский алкоголизм неизлечим. Это не так. Алкоголизм вначале формируется как психическая зависимость и лишь потом женщина попадает в физиологическую зависимость на биохимическом уровне. Если вы заметили за собой склонность к частому употреблению алкоголя, вас постоянно тянет к бутылке и вы не в силах остановиться, следует, пока не поздно, обратиться к специалисту. На этом этапе ещё можно самостоятельно избавиться от алкогольной зависимости. Но если уже сформировалась физиологическая потребность в приеме алкоголя, необходим комплексный подход: помощь специалиста, собственная воля и терпение. Как и всякое лечение, этот процесс трудный и долгий. Во-первых, следует осознать проблему и найти в себе силы избавиться от навязчивой страсти. Во-вторых, обсудите её досконально либо с врачом-наркологом, либо с человеком, являющимся для вас авторитетом, либо, на худой конец, с товарищем по несчастью. В-третьих, хорошо бы изменить окружающую вас компанию и хотя бы на время выйти за рамки привычного образа жизни. И последнее, один из первых признаков попадания женщины в сети алкогольной зависимости - это её несогласие с мнением окружающих о том, что она злоупотребляет алкоголем. Следует прислушаться к окружающим - и тогда к детям вернется их прежняя мама, к мужу – жена, а одинокие женщины найдут себе более достойное занятие, чем выпивка.

Как влияет употребление алкоголя на сексуальную жизнь?

Вопрос довольно сложный и носит индивидуальный характер. Многие мужчины убеждены в том, что употребление алкогольных напитков улучшает состояние эрекции во время полового акта, поэтому они «заправляются» спиртным, Увы, это только миф. В состоянии сильного опьянения мужчина практически ни на что не способен, он полностью отключается. Алкоголь лишь повышает либидо - сексуальное влечение, но отнюдь не способствует длительности и качеству полового акта. Хорошо бы каждому мужчине знать французскую поговорку: «Алкоголь возбуждает желание, но гасит возможности». Как известно, заболевание алкоголизмом приводит к импотенции. Что касается женщин, то алкоголь в небольших дозах делает женщину сексуальной, весёлой и остроумной. Поначалу она раскрепощается, у неё уходят «комплексы» и «зажимы», теряется стыдливость. В то же время она утрачивает контроль над своим поведением. При длительном употреблении алкоголя она становится неразборчивой в своих половых связях, пополняя ряды клиентов вендиспансеров.

Что такое «синдром абстиненции» - это диагноз, который ставят иногда врачи алкоголикам?

Прежде, чем говорить об этом диагнозе, необходимо назвать типичные варианты деградации личности алкоголиков: первый проявляется в утрате морально-этических норм поведения, хвастливости, лживости, грубом алкогольном юморе, переоценке своих возможностей, агрессивности, быстром переходе от эйфории к депрессивным состояниям; при втором типе происходит ухудшение памяти, внимания, снижение трудоспособности, что свидетельствует о снижении интеллекта в целом. Появляются апатия, расстройства сна, слабодушие, депрессивный оттенок настроения. В состоянии абстиненции (в народе более известен как синдром похмелья) могут возникнуть мысли о самоубийстве. А вообще под абстиненцией понимается комплексное состояние различных расстройств, возникающее у больного в силу резкого прекращения употребления алкоголя или значительного снижения его доз, причем прием небольших доз алкоголя значительно облегчает его состояние.

Имеются ли какие-нибудь пути устранения патологического влечения к алкоголю?

Безусловно, имеются. Патологическая мотивация должна быть подавлена с помощью другой сильной мотивации, например, благополучие детей или других близких, тревога о собственном здоровье. Больного нужно провести через опыт его негативных переживаний и подвести к отмене отрицательного опыта. Во время лечения семья должна взять на себя функции психотерапевта, членам семьи следует проявлять к больному, который лечится от алкоголизма, повышенное внимание и чуткость, помочь ему справиться с заболеванием. Близким людям следует оказать помощь больному в конструировании позитивной личности и позитивного образа жизни. Задача же медиков заключается в правильном применении лекарственной терапии и подавлении "красного" очага в коре головного мозга, чтобы методами электростимуляции устранить патологическую мотивацию к употреблению алкоголя.

Анна Циприс (Ганновер)
Zeitschrift "Partner" № 73 (10) октябрь 2003
"Partner" © Dortmund

Dr. E. JOEL
Лечение наркоманий

алкоголизм

Алкоголизм * Морфинизм * Кокаинизм
Перевод с немецкого д-ра П. Я. Гальперина с приложением статьи об амбулаторном лечении алкоголиков
1930 г. Издательство «Научная мысльучр. Наркомздравом УССР

Выдержки из книги:

Болезненное стремление к яду почти во всех случаях вырастает из некоторой дисгармонии личности, из невозможности осуществить своё желание, прийти в согласие с требованиями окружающего мира. Разлад между желанием и умением, стремлением и достижением, честолюбием и способностями, сознание невозможности преодолеть трудности и неудачи – вот то, из чего возникает потребность в наркотическом средстве.

Не легко дать общее определение алкоголизма. Есть люди, которые никогда не напиваются до пьяна и никогда не вступают ни в какие конфликты с окружающими, но, ежедневно выпивая свою порцию спирта, они в конце концов заболевают типичными алкогольными болезнями: сердечной слабостью, желудочными или печеночными заболеваниями, полиневритом и т. п. Параллельно этому у них идет общее психическое и, в частности, интеллектуальное притупление, ослабление памяти, воли, понижение общей трудоспособности. Во многих случаях в поздних периодах дело доходит до типичных алкогольных психозов. Выражаясь парадоксально, эту форму можно было бы назвать трезвым алкоголизмом. Здесь субъективный смысл алкоголизма в ощущении телесного и душевного благополучия, но не в эксцессе.

Алкоголики второго типа ищут опьянения. При известных обстоятельствах они могут обходиться умеренными дозами алкоголя и даже жить совершенно воздержанно; подобные периоды трезвости длятся у них различное время. С другой стороны, неудержимое влечение к самооглушению затягивается иногда настолько, что возникает форма, которую можно было бы назвать status alkoholicus, - больной целыми днями и неделями вообще не бывает трезвым. Здесь нередки тяжёлые конфликты с семьёй и с администрацией по службе, пренебрежение всеми обязанностями, насильственные действия. Хронические заболевания вторичного порядка здесь те же, что и при «трезвом алкоголизме».

К алкоголизму относится, далее, Dipsomania, периодически наступающая неудержимая тяга к алкоголю: после многих недель или месяцев умеренного потребления или трезвости больной, большею частью в мрачном одиночестве и без товарищей, поглощает громадные количества спиртных напитков, причем опьянение в собственном смысле зачастую все-таки не наступает.

Очень важны, хотя и не столь типичны душевные расстройства: понижение работоспособности и общей активности, нарастающее ослабление памяти, недостаток настойчивости в планомерном доведении дела до конца, часто сочетающейся с выраженным, хотя и непонятным, стремлением к успеху и признанию со стороны окружающих. Ночь проходит в беспокойно-пугающих сновидениях, которые нередко являются предвестниками бредовых состояний. В социальном отношении - грубая бесцеремонность, особенно по отношению к членам семьи; иногда она опять-таки обращается в слабоволие и чувствительность. Склонность к быстрой смене настроений, особенно явственная, когда охмеление уже проходит. Весьма характерна грубость в сфере сексуальных отношений, которая обнаруживается уже в несдержанности выражений даже в присутствии детей, а иногда и насильственными действиями; впоследствии сюда присоединяется бред ревности, возникающий, вероятно, из нарушенного соотношения потенции и libido.

Чем больше алкоголик впадает в свою слабость, тем меньше понимает он, что болен, что его работоспособность падает, что его семейная жизнь разрушается; с большими усилиями он поддерживает еще некоторое время свое профессиональное и общественное положение, пока, наконец, полная физическая или психическая несостоятельность не сделает необходимым направление его к врачу или в лечебное заведение.

Санаторное лечение. Этого пребывания в больнице, которое редко длится более одного-двух месяцев, бывает обычно недостаточно: за ним должно последовать санаторное лечение. Конечно, если никакого другого лечебного учреждения не имеется, то нельзя ничего возражать против того, чтобы это антиалкогольное лечение с самого начала проводилось в санатории для алкоголиков.

В Германии мы имеем около 30 подобных санаторий, которые большей частью основаны и ведутся церковными братствами. По своей идее эти здравницы являются чем-то большим, чем лечебницей. Это — школы жизни.

С расшатанной волей, отуманенный, небрежный, капризный алкоголик здесь снова должен стать жизне- и работоспособным человеком. Это задание находит свое выражение уже во внутреннем распорядке санатории.

Один из наиболее заслуженных руководителей санаторий для алкоголиков, Е. Dohren, приводит в качестве существенного лечебного фактора приучения к регулярной ежедневной работе в саду и в поле, ежедневные вольные упражнения, определенного рода питание, игры, празднества и, наконец, ознакомление больного с алкогольным вопросом; семье лечащегося алкоголика дают указания о необходимости полной трезвости. Важно, чтобы работа не носила характера наказания или жестокого средства воспитания, но чтобы она рассматривалась больным именно как терапевтическое мероприятие.

Очень большое значение имеют все средства, направляющие физическую жизнь больного по новому пути. Сюда относится, прежде всего, гимнастика и легкая атлетика. Абсолютно недопустимо, чтоб развлечения больных заключались, как нам приходилось видеть, в курении, картах, биллиарде и т. п., то есть в развлечениях, типичных для пивных и кабаков. Нужно найти такие формы деятельности, которые по самой своей сути были бы чужды алкоголю. От лечебного заведения, следующего формуле: «пивная без алкоголя» немногого можно ожидать.

Физическим упражнениям целесообразно придать несколько спортивный характер, т. е. внести в них элемент соревнования. Наряду с ними должна существовать возможность обслуживания слабых больных рядом физико-терапевтических процедур: массажем, ваннами, облучением, ортопедической гимнастикой.

К числу основных врачебных мероприятий, которые следует начинать лишь тогда, когда больной уже несколько освоится с обстановкой, относятся разговоры с больным «по душе»; лучше всего проводить их не в заранее назначенные часы, а при случае, во время общей прогулки и т.д.

Вопрос о ценности гипнотического лечения нельзя решить в общей форме. Многие больные просят дать им сеансы гипноза, и в этом им, пожалуй, не следует отказывать. В других случаях высказывания больного в гипнотическом состоянии (по методу Frank'a) могут оказать хорошие услуги, позволяя открыть в возникновении потребности в наркозе многое такое, что не всегда удается обнаружить в обычном разговоре. Собственно гипнотическое лечение, при котором больному внушается, например, отвращение к алкоголю, в общем лечебном плане может несомненно играть роль вспомогательного мероприятия, но как самостоятельный метод лечения оно себя не оправдало.

Режим должен быть беден солью; нужно стараться пробудить притупленный аппетит не острыми пряностями, а частой сменой меню и постоянно новыми способами приготовления пищи. Один больной писал своей жене: «Здесь много новых блюд, о которых я тебе расскажу, когда вернусь домой. Тогда дома у нас и без алкоголя будет так же вкусно, как и здесь».

Всё еще распространено мнение, будто существуют особые средства «против пьянства», и даже такие, которые можно дать пьющему незаметно для него, подсыпав, например, в пиво. Эти средства (в большинстве случаев составляющие «секреты», которыми шла весьма бойкая торговля до тех пор, пока реклама их не была запрещена законом), как правило, содержат вещества, вызывающие тошноту и рвоту. Одно из этих средств, для приобретения которого целая семья должна была экономить неделями, стоило 40 марок. Так как эта тошнота наступала после приема алкогольных напитков, то отвращение должно было перенестись на сам напиток и таким образом «отбить» от него пьющего. При этом невольно вспоминается еще и теперь существующий суеверный обычай класть на дно стакана ноготь от трупа или монету, побывавшую в руке у мертвеца. Нельзя отрицать, что причиненный таким образом шок иногда и в самом деле оказывает целительное действие, но нам никогда не приходилось слышать, чтобы это помогало на длительное время.

Как известно, вопрос о том, должен ли бывший алкоголик совершенно перестать пить или он может продолжать пить умеренно, по-прежнему остается спорным. Но требование абсолютного воздержания выдвигается все снова и снова, и мы лично также считаем его правильным уже потому, что самое понятие «умеренности» весьма растяжимо. Было бы, однако, несправедливостью по отношению к фактам умолчать о том, что существуют люди, которые как раз на резкий запрет алкогольных напитков реагируют срывом, в то время как они годами держатся на умеренном потреблении. Мы усиленно подчеркиваем, что при этом дело идет лишь о меньшинстве. Но, тем не менее, мы считали бы ошибочным жертвовать этими людьми ради схемы. Действительно, во многих случаях мы достигаем весьма существенного уже одним тем, что навсегда отучаем, например, только от водки. Было бы очень интересно проследить, о каком собственно типе идет здесь речь; по-видимому, это люди, повергаемые полным запретом в безнадежное состояние, которого они не могут преодолеть.

Принципиальное равенство наркотических ядов со всеми их опасностями становится для широких масс населения очевиднее, когда «безобидный» алкоголь ставится на одну доску с «порочным кокаином» и с «тайным и гибельным ядом» - морфием. Как больные и их семьи, так и официальные учреждения выигрывают от этого в правильной оценке наркоманий; они научаются понимать, что алкоголик не лучше морфиниста и морфинист не хуже алкоголика.

Для успешной борьбы с алкоголизмом нам прежде всего недостает широкой противоалкогольной политики, в которой практический врач должен принять гораздо большее участие, чем это имело место до сих пор. К такой политике в качестве минимальных требований относятся: введение закона против шинкарства (торговля спиртным) с действительной охраной юношества и тех, кто находится под угрозой алкоголизма; налоговая политика, благоприятствующая распространению безалкогольных напитков и антиалкогольная санитарно-просветительная работа, особенно в школах; запрещение розничной продажи алкогольных напитков в общественных местах; запрещение алкогольной рекламы.

Государству и обществу последствия алкоголизма обходятся в сотни миллионов марок, и профилактические меры имеют тем больше значения, что число окончательных выздоровлений невелико: обычно насчитывают около 15 - 30% длительного излечения.

П. Я. Гальперин
Амбулаторное лечение алкоголиков (выдержки из статьи)

Лечение алкоголиков в Германии, согласно изложению Joe1'я, мы могли бы кратко обозначить, как продолжительное, индивидуальное, больнично-санаторное лечение, сопровождаемое «рациональной» психотерапией и перевоспитанием. В противоположность этому в нашем Союзе с легкой руки академика Бехтерева широко распространилось амбулаторное, непродолжительное, массовое, гипносуггестивное лечение алкоголиков.

Ниже мы несколько остановимся на том, в какой мере и при каких обстоятельствах оправдывается каждый из этих методов, а сейчас обратимся к нормальному курсу лечения алкоголика в той форме, как он проводится в большинстве наших амбулаторий и наркодиспансеров.

доверие больного к врачу есть непременное условие успешности дальнейшего курса, и время, потраченное на него, сокращает многое в будущем.

Мы переходим теперь к тому моменту лечения, без которого оно никогда не может считаться законченным - к примыкающему к основному курсу длительному наблюдению. Оно безусловно необходимо и, принимая во внимание сплошное алкогольное окружение, в котором живут наши больные, должно быть достаточно длительным, - в несколько лет - и ни в коем случае не менее года.

Оно также может принимать различные формы. Типичный курс лечения, с изложения которого мы начали, разряжаясь, переходит в него незаметно; здесь, чтоб иметь некоторую прочную грань, мы условно принимаем, что наблюдение начинается с того момента, когда больной переходит на контрольное посещение врача по разу в неделю и реже. Следовательно, последние 2 недели типичного основного курса являются уже наблюдением. В дальнейшем мы назначаем посещение раз в две недели, но на этом задерживаемся месяца на три-четыре, так как две недели - достаточно долгий срок, и на большее на первых порах не стоит рисковать; зато потом можно прямо перейти к посещению раз в месяц и на этом продержаться месяцев шесть; только на втором году наблюдения можно без особого риска переходить на посещение раз в 2-3 месяца. Конечно, все это только схема, которая варьирует в зависимости от больного; большею частью приходится удовлетвориться более грубым разряжением посещений, к которым больные, особенно поправившиеся, относятся как к обременительной обязанности.

Что касается того, как должны проводиться эти посещения, то это зависит от усмотрения врача. Безусловно необходимо подробное осведомление, и при этом желательно не только о том, что касается «выпивки», но и вообще всей жизни больного: его работы, общества, интересов и т. д. Все это, понятно, проливает много света на его состояние, как наркомана.

Наблюдение особенно необходимо при сокращенном лечении. Последнее, как мы уже упоминали, производится главным образом с приезжими, иногородними больными и, естественно, что у них это наблюдение выливается в форме еще более кратковременных трех- семидневных курсов повторного лечения, периодически возобновляемых через каждые 3-4 месяца.

Несомненно, что даже и такое искаженное, кратковременное амбулаторное лечение, в течение которого больной продолжает оставаться в прежней неблагоприятной обстановке, дает известный процент стойкого, годами длящегося излечения. Но это очень небольшой процент, он вряд ли достигает 3-5% лиц, давших непосредственно благоприятный результат. В остальном такое лечение, будучи успешным, обеспечивает воздержание от прежнего пьянства на срок в среднем от 4 до 8-12 месяцев.

И все-таки практического значения этого лечения отнюдь нельзя преуменьшать. Если хронический алкоголик, во всех отношениях неполноценный, становится снова здоровым и трудоспособным человеком, который только раза два в год на 3-5 дней выбывает из строя вследствие острого заболевания, то разница между этими состояниями в биологическом, бытовом, профессиональном, социальном отношении настолько велика, что в необходимости и пользе такого лечения вообще не может быть сомнения; об этом прекрасно знают наши больные и семьи их, которые снова и снова обращаются к нам за помощью.

Но в общемедицинском отношении этот успех, конечно, более чем скромен. И не может быть сомнения, что «немецкий» способ лечения дает более надежные результаты (15-30% стойкого выздоровления!).

Значит ли это, что мы должны отдать последнему решительное предпочтение? Думаем, что нет. Безусловное принятие одного из этих методов – «немецкого» или «русского» - так же как и голый отказ от какого-нибудь из них будут одинаково неправильны; ведь если учесть длительность, стоимость и обстановку лечения по Joel'ю и, следовательно, тот контингент лиц, на которых оно рассчитано, то и его результаты окажутся весьма посредственными, не говоря уже о том, что оно, конечно, не может рассчитывать на широкое общественное значение. Мы полагаем, что все дело в том, что масса алкоголиков далеко не однородна и в ней необходимо выделить отдельные подгруппы, для каждой из которых следует определить показания к тому или иному роду антиалкогольного лечения. Было бы излишней роскошью лечить всех по больнично-санаторному методу, в то время как преобладающая часть больных при условии диспансерного наблюдения вполне успешно может лечиться амбулаторно.

Но, с другой стороны, несомненно, многие алкоголики были бы спасены для общества и не висели бы на нем тяжелым грузом при наличии самого непродолжительного стационарного лечения. Все дело, повторяем, в том, чтобы определить, в чем именно какой алкоголик нуждается. А это зависит, конечно, от определения того, какой тип, какую форму алкоголизма мы перед собою имеем.

Ложный запой бытового типа, если больной является к врачу в период затихающего пьянства или непосредственно после него, в первые полторы-две недели лучше вести по сокращенной, но энергичной формуле («поставить на ноги!»). Но затем мы быстро переходим к наблюдению, в котором главным образом и заключается лечение. Здесь особенно необходимы установка и, в виду распространенных предрассудков о неизлечимости «запоя», разъяснения отличия ложного запоя от истинного (происхождение, виды на будущее), а также объяснение того, откуда возникли эти неправильные представления. Успокоение больного, обнадеживание его (наряду с указанием на серьезность положения и необходимость длительного наблюдения) является весьма существенной задачей. Но повторяем, с другой стороны, не следует быть слишком подробным, слишком навязчивым в своих объяснениях; они должны служить лишь основой для крепкого эмоционального воздействия, дающего переустановку.

Так как запой обычно возвещается «предвестниками», то на них-то и нужно сосредоточить внимание, назначая scopolamin при первом же их появлении. Обычно двумя назначениями последнего (по указанной выше прописи) удается ликвидировать опасное состояние, но еще в течение около двух недель необходимо держать больного под частыми посещениями и легкими sedativa. Нужно отметить, что как при морфинизме, так и при алкоголизме, после оставления наркотика могут в течение года еще наступать с промежутками в несколько месяцев волны „дурных настроений", нередко приводящие к срывам.

При реактивном алкоголизме прогноз зависит от основного реактивного состояния. Следовательно, вызвав правильную установку у больного по отношению к его пьянству, нужно прежде всего лечить его невроз. Конечно, здесь на первом месте причинного вмешательства стоит психоанализ. Но мы не можем отрицать и весьма существенной подчас пользы гипнотической суггестии, особенно в форме сеансов отдыха, в котором так нуждаются эти больные.

Мы считали бы даже вредным помещать бытового алкоголика с правильной и, значит, действенно-сильной установкой в искусственную обстановку стационара, где эта активность к здоровью не найдет опоры и развития ни в каком противодействии. Бытовой алкоголизм - это социальное страдание par excellence; именно в отношении этих социальных влияний и должна проводиться иммунизация больного. Парниковая трезвость больницы (или санатория) лишены, поэтому, всякой показательности. Человек должен лечиться и стать здоровым в тех условиях, в которых он живет. Только тогда мы можем быть уверены в результатах. Ибо очень многие бытовые алкоголики (не говоря уже о случайных, но и хронические) без внешнего повода или приглашения вообще не начинают пить, так что в этих случаях мы в условиях стационара вообще не имеем возможности следить за ходом их лечения. Повторяем, для бытовых алкоголиков с правильной психологической установкой стационар является излишней роскошью, а весьма часто - может быть и вредной.

Edit