(495) 468-25-20, (903) 268-57-56

Из этого болота возврата нет

"Труд". 27 сентября 2000

"В жизни не писала писем в газеты, но ваша публикация "Виза туда, откуда нет возврата" ("Труд" за 29 июля 2000 года) подвигла меня на это.

Сын у меня - наркоман из "третьей категории". Болен неизлечимо, смертельно. Он у меня один - и я у него одна. Чтобы прокормить, одеть, выучить, приходилось работать день и ночь, вот и был сын предоставлен самому себе, улице. В девятом классе не захотел учиться, пошёл работать, а через год и работать ему разонравилось.

Ему сейчас 23 года, уже лет семь-восемь он наркоман. Я долго не знала. Когда соседи говорили, что в мои ночные смены у нас в квартире сборища и пахнет ацетоном - не хотела верить. И только когда начали пропадать деньги, вещи, я поняла... Потом охватил ужас.

Сейчас из дома вынесено всё, что более или менее годно для продажи, что с таким трудом было приобретено с моей нищенской зарплаты. Всё! В доме полная нищета, разруха. Он не только колется, глотает таблетки, курит травку, но и пьёт. Нужны деньги, много денег. Он не работает - значит, ворует где угодно, всё что ни попадя. Моя жизнь превратилась в сплошной кошмар...

Лечить? Но на какие деньги? Мне 60, пенсия 700 р. Я держусь за свою ненавистную тяжёлую работу, чтобы не умереть с голоду и поддержать его жизнь, уже уходящую. Да он и лечиться-то не горит желанием, потому что знает, что это бесполезно. Меня успокаивает: "Таких матерей, как ты, - пять миллионов".

Я согласна с заместителем министра образования РФ Еленой Чепурных в том, что употребление наркотиков должно быть уголовно наказуемо! Наркоманы - не жертвы. Жертвы - это родные, близкие, которых они уничтожают, обворовывают, доводя до инфарктов. Дом, где живёт наркоман, - это "психушка" в полном смысле этого слова.

О том, кто такой мой сын, очень хорошо знает наш участковый. Взяли однажды с готовыми шприцами парней в милицию - через два дня отпустили. Пошла в отдел по борьбе с наркотиками при УВД, прошу: хоть недельки на две посадите его в камеру, и он, может, одумается, сидя на нарах, и я хоть чуть отдохну, невмоготу больше. А мне в ответ: "У нас здесь не лечебное заведение. Да и принудительно его лечить мы не можем, ибо это нарушение прав человека". А как насчёт прав измученных матерей?..

Моё личное мнение таково: для наркоманов "третьей категории" надо создать зоны с обязательным трудом, с включением образования, с организацией медицинской помощи. Изолировать их от общества. Думается, что многих бы это спасло, научило жить не в дурмане, а в настоящей жизни.

В.Егоровская. Владивосток

Изолировать, чтобы спасать

Письмо нашей читательницы комментирует психиатр-нарколог, руководитель Клиники психологической адаптации Алексей Александрович Магалиф.

В профессиональных медицинских изданиях встречаются разные публикации на эту тему. Авторы одних настаивают на более жёстком отношении к наркоманам, в других приводятся аргументы в пользу максимально гуманного отношения к ним. Однажды мы провели обсуждение этого вопроса на семинаре, где присутствовали многие опытные психиатры. И я отметил одну любопытную закономерность. Врачи, которые по роду своей деятельности редко общаются с такими пациентами, были настроены очень либерально по отношению к больным наркоманией, напоминали об их правах. Все специалисты, которые постоянно работают с потребителями наркотиков, однозначно выступают за самые жёсткие меры. Значит, не так-то просто найти здесь правильные решения.

Мы можем провести некоторые аналогии. Наркоманию вполне можно сравнить с очень заразной болезнью. Есть у медиков такое понятие: высокая степень контагиозности. Это значит, что инфекция легко передается, риск заражения очень высок. Так вот, у наркомании - высочайшая степень контагиозности. Что мы делаем при особо опасном инфекционном заболевании? Объявляем карантин и строго изолируем больных. За сознательное заражение СПИДом даже предусмотрено уголовное наказание. Думаю, что при наркомании надо исходить из таких же соображений. Мы должны изолировать особо опасных заразных больных.

В психиатрии врачи всё время сталкиваются с такой же проблемой: мы обязаны защитить права пациента от общества, но и общество имеет право на защиту от душевнобольного человека, если он опасен для окружающих.

К сожалению, при наркомании сама по себе изоляция не вылечит больного, нужна сложная дорогостоящая работа с ним. И один из наиболее эффективных методов преодоления наркомании сегодня - лечение в закрытых общинах или реабилитационных центрах, где у больного формируется новое мировосприятие. Но и время - тоже лечебный фактор. Оно помогает разорвать рефлекторные связи. Ведь вначале любое невольное напоминание о наркотиках - вид шприца или даже денежной купюры, равной стоимости дозы - вызывает неистовую жажду наркотика. Время помогает притупить эти реакции.

Так что стремление матери, мечтающей хотя бы с помощью тюрьмы оградить сына от наркотика, не лишено медицинского смысла. Каждый день, прожитый без наркотика в такой ситуации - уже благо.

Больны и преступны

Теперь о наказании. Всех участников наркотического процесса можно поделить на три группы: злоумышленники, которые наживаются на продаже дурмана, больные, которые уже не могут обойтись без наркотика, но пытаются вылечиться, и люди, которые "сидят на игле" и вынуждены распространять наркотики, чтобы добыть дозу.

Понятно, что наркоторговцев надо обязательно сажать за решетку, причем на длительные сроки. А потребителей наркотических веществ если и сажать, то не на большие сроки, - возможно, на несколько месяцев. Иначе они выходят из тюрьмы обозлёнными, закоренелыми преступниками. А ведь для некоторых даже сама процедура суда - уже достаточно суровое наказание, способное напугать и удержать от употребления наркотиков.

Есть больные, которых втянули в наркоманию, они мучительно ищут путь избавления от этой зависимости. Это пациенты - им надо помогать всеми способами.

Тяжелее всего с теми, кто употребляет наркотики и при этом нарушает закон: участвует в их распространении, ворует. Сын автора письма относится именно к этим людям. С ними - тяжелее всего. Они одновременно и больны, и преступны. Что делать с ними?

Как врач-психиатр я считаю, что к ним надо относиться как к преступникам, которые признаны невменяемыми. Их приговаривают не к заключению, а к принудительному лечению. Ведь больной наркоманией, находясь в состоянии тяжёлого абстинентного синдрома, не может контролировать свои действия (так же, как и некоторые психически больные). Значит, нужно воссоздать некую систему принудительного лечения. Пусть это будет коммуна, община, реабилитационные центры, где бы работали врачи, психологи, педагоги. В сущности это одновременно и наказание, и лечение.

Путь от пивка до травки

Убеждён, что в обществе надо возрождать страх перед наркотиками. Человек должен понимать, что это не удовольствие, а преступление. Преступление против жизни - твоей собственной и окружающих, за это можно получить срок в виде принудительного лечения. Такое понимание надо формировать с детства. Ребенок пяти-семи лет уже знает, что нельзя брать чужого - это называется воровством, это стыдно, за это наказывают. Употребление наркотиков - чем оно лучше воровства?

Беда в том, что в обществе в целом нет понимания того, что такое наркомания. Она начинается с того, что человек регулярно изменяет своё психическое состояние, применяя психоактивные вещества. Неважно, что это: анаша, героин или алкоголь. Увы, у нас по телевидению день и ночь идет массированная пивная реклама, в которой участвуют рок-группы и спортсмены. Но ведь бутылка "Балтики" N 9 - это те же сто граммов водки. 16-летние девушки гуляют по улицам с бутылкой пива в руке - будто с мороженым. Дальше у молодежи в сознании возникает цепочка: раз пиво можно, почему нельзя водку? И какая, собственно, разница: пиво или "травка"? Травка - что-то вроде пива, героин - вроде водки.

В государстве нет чёткой политики по отношению к этим явлениям. Нельзя одновременно бороться с наркоманией и поощрять алкоголизм.И начинать надо именно с борьбы против алкоголизма.

Беззащитны перед соблазном

Позиция отчаявшейся матери, которая хочет посадить сына-наркомана в тюрьму, меня совсем не удивляет. Я знаю похожие примеры. Знаю даже еще более обескураживающие случаи. Например, в одном из московских стационаров во время снятия тяжёлой ломки погиб наркоман. Среди врачей поднялась паника: ЧП, упустили больного. Каково же было удивление персонала, когда они поняли, что родственники восприняли эту смерть с облегчением. И такая реакция вполне объяснима, хотя и кажется кому-то неестественной.

Женщину, написавшую в редакцию, искренне жаль. Она не состоялась как мать, потому что не сумела вырастить защищённого ребёнка. Мы всё время видим это на своих пациентах: в наркотический капканпопадают либо очень избалованные дети, либо те, кто страдал в семье от нехватки общения и внимания. И те, и другие оказываются в равной мере беззащитны перед соблазном наркотика. Ведь страшна не сама по себе проба "травки" или другого дурмана. Человек любопытен, он многое пробует. Важно, чтобы, попробовав, подросток сказал себе: "Нет, это не моё". Кто может так поступить? Тот, у кого есть своя точка зрения, есть масса других интересов и увлечений. Только это и может быть реальной защитой от наркомании. К сожалению, бесплатной системы эффективной длительной реабилитации наркоманов у нас в стране пока нет. Увы, сейчас матерям, похожим на вашу читательницу, можно только посоветовать спасать самих себя.

Записала Светлана Сухая.

Р. S. Понятно, что разговор о том, как нам противостоять угрозе дальнейшей наркотизации общества, далеко не исчерпан. Ждем новых читательских писем на эту тему.

Edit