(495) 468-25-20, (903) 268-57-56

Под обломками финансовых пирамид

Врач-психотерапевт Магалиф Алексей Александрович о том, на какие кнопки жмут организаторы ловушек типа Finiko

Алексей Александрович Магалиф

Отсутствие финансовой грамотности и непонимание принципа азартных игр делают людей легкой добычей для мошенников, которые затягивают их в свои сети с помощью хитрых манипуляций. Так описывает феномен новой популярности финансовых пирамид врач-психотерапевт Алексей Александрович Магалиф, специализирующийся на лечении патологических зависимостей. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о том, что именно «подсаживает» человека на игровую зависимость, каким образом и когда меняется сознание лудомана, почему классические казино не так опасны, как ставки на спорт и иные финансовые схемы, о масштабах проблемы в России и о том, что нужно делать для её решения.

— Алексей Александрович, в России вновь популярны финансовые пирамиды. По данным ЦБ, сегодня в стране таких «ловушек» около 18 тысяч. Сейчас развивается скандал с крахом пирамиды Finiko. Почему люди опять несут деньги мошенникам? В чём особенность этого феномена? Казалось бы, все должны быть научены опытом МММ и прочих.

— Действительно, знаменитая финансовая пирамида МММ, казалось бы, урок для всех. Но это заблуждение, что все научены. В своей профессиональной деятельности я сталкиваюсь с тем, что у людей очень короткая память на предыдущие финансовые катастрофы, катаклизмы, аферы. В психологии даже есть такой термин — память аквариумной рыбки. Многие люди не проводят никакого анализа и не склонны делать выводы ни из собственного опыта, ни из опыта предшествующих поколений.

Огромное количество людей верит в чудеса, у них напрочь отсутствует финансовая грамотность, представление о том, что такое инвестиции. Поэтому каждый раз создается очередная иллюзия: то, что было, не повторится, а теперь всё очень надежно, легально и всё будет очень хорошо. Но они вновь и вновь наступают на одни и те же грабли. К сожалению, это очень распространенная тенденция. Особенно в мире, в котором мы сейчас живем, где, по данным многих специалистов, довольно сильно страдает критическое мышление. Люди перестают читать книги, задумываться над серьёзными жизненными вещами, очень распространено клиповое мышление, ориентация на короткую информацию рекламного формата.

А когда у людей утрачивается критическое мышление, новым мошенникам легко создавать иллюзии быстрого наступления блага. И многие люди ведутся на их уловки. Тем более, когда это происходит массово. Чем больше в такие схемы вовлечено людей, тем чаще возникают такого рода оправдания: «Ну хорошо, два-три человека могут обмануться, но 100 человек, или тысячи — они что, тоже дураки?» Срабатывает феномен подражательства и массового вовлечения. Известно же, что в толпе человек утрачивает индивидуальное мышление и следует её инстинкту. Это всё работает и, к несчастью, повторяется.

Я иногда с сожалением говорю, что в школах не проводятся уроки элементарной финансовой грамотности на примере популярных мошеннических схем. Выходя во взрослый мир, молодые люди совершенно не готовы к тому, что они могут попасть в финансовые ловушки.

— А можно провести параллель между финансовыми пирамидами и тоталитарными сектами?

— Безусловно. Азартные игроки, жертвы финансовых пирамид, фактически попадают в тоталитарную секту, потому что к ним применяются механизмы воздействия на бессознательное. И в тоталитарных сектах, и в финансовых пирамидах работают профессиональные манипуляторы, которые могут грамотно изменить сознание, жизненные установки и быстро сформировать ложные цели и иллюзии.

— Вы говорите про финансовую грамотность. Но ведь очевидно, что доходность в 30 процентов в месяц, как обещала Finiko, нереальна, а люди всё равно велись. Причём если пирамиды типа МММ привлекали в основном финансово безграмотных пенсионеров, то сейчас деньги несут и образованные люди, с интеллектом. Почему?

— Это не совсем корректное сравнение. В МММ попадали разные люди и не только безграмотные пенсионеры. Это был крайне масштабный проект, и я очень хорошо помню, как и многие, знаменитую рекламу, где Лёня Голубков говорит своему родственнику, что он не халявщик, а партнер. И объясняет схему: мы вкладываем деньги в финансово-инвестиционный фонд, он — в предприятия, они успешно работают, и мы получаем пассивный доход.

Сейчас тоже полное отсутствие финансовой грамотности и непонимание принципа азартных игр. Многие люди просто не знают, что инвестиции — это игра вдолгую, что это сложный процесс, есть очень рисковые операции, а есть менее, но этому надо учиться. Люди, которые ничего не понимают в инвестициях, считают, что если через два-три месяца вложенная сумма увеличится на 100 процентов, то это нормально. Они не понимают, что быстрого дохода, тем более космического, в нормальной экономике получить невозможно. А принцип азартных игр построен именно на очень быстром его получении. И когда человеку предлагают быстрый доход, ему конечно нравится такой способ. Тем более, когда он слышит, как богатеют люди, которые неплохо вложили деньги в какой-то финансовый проект. Формируется миф, что можно быстро сделать большие деньги. На этом играют и мошенники, и организаторы азартных игр. К тому же в СМИ данная проблема практически не обсуждается. Меня, например, в нулевые годы часто приглашали в качестве эксперта на телевидение и радио обсудить ситуацию с игровыми автоматами и казино. Сейчас эту тему почти никто не поднимает, хотя проблема стала ещё масштабнее.

Да, когда рушится финансовая пирамида и появляется много обманутых вкладчиков, об этом начинают говорить. Но проблема шире. У нас регулярно, изо дня в день, тихо и незаметно разоряются тысячи граждан. Масса молодых активных людей вовлечены в систему ставок на спортивные соревнования. По сути, это тоже своеобразная финансовая пирамида, построенная на том же принципе — быстрое получение дохода.

Кстати, люди, делающие ставки на спорт, считают, что имеют дело с букмекерской конторой, которая им что-то платит. На самом деле выигрыш одного игрока оплачивается проигрышем других. Все эти системы перераспределяют деньги клиентов, а сами они ничего никому не платят. Как и финансовые пирамиды. Но многие вкладчики тоже не подозревают, что их высокие доходы оплачивают другие клиенты.

— Финансовые пирамиды эксплуатируют желание людей заработать на халяву?

— Да. Но здесь очень много социальных факторов. Как правило, все финансовые пирамиды рассчитаны на людей, у которых мало свободных денег, кто нуждается.

В отличие от респектабельных казино, изначально рассчитанных на богатых клиентов. Здесь другая психология и мотивация в игре. Богатый человек не использует игру в качестве заработка, он едет в казино за развлечением, приключениями, чтобы подтвердить свою исключительность. Он, как правило, легко расстается с проигранными деньгами.

А человек, которому деньги дались тяжело, заводится, когда их теряет. Он хочет тут же вернуть своё. Азартные игры построены на том, что бедный человек будет сражаться за своё с большей активностью, агрессией и злостью.

И бедного человека легче соблазнить на халяву. Тому, кто живет скучной или не очень интересной жизнью, но мечтает зажить красиво, если бы только были деньги, можно предложить сказочный вариант, играя на его фантазиях. И чем дольше копится неудовлетворённость собственным настоящим и ожиданием красивого и интересного будущего, тем быстрее человек поддаётся на финансовые уловки. Бедным людям хочется вырваться из своего болота одним прыжком. И они идут за счастьем в финансовые пирамиды, где им обещают решить их проблемы здесь и сейчас. Им предлагают получить живые деньги, дают понять, что это не обман. Вот ты вложил — вот получил. Дальше, если хочешь масштабировать свои инвестиции, вложи ещё, и у тебя будет ещё больше денег. Это не просто обманным путём забрать у человека деньги, это старый добрый способ развода, построенный на доверии мошеннику. Я считаю, что сказка Алексея Толстого «Приключение Буратино» совершенно недооценена. Там всё про нашу жизнь, про страну дураков и про финансовую пирамиду, как инвестировать 5 золотых и вырастить золотое дерево. Это всё описано давным-давно, но всё равно повторяется вновь и вновь.

— Подбросила ли дровишек в эту ситуацию пандемия?

— Пандемия благополучие очень многих людей в лучшем случае оставила на прежнем уровне, а в худшем — снизила. Но мы не богатеем в массе своей уже не первый год. Нисходящий тренд наблюдается давно: богатые богатеют, бедные беднеют. Бедное население всегда находится под угрозой высококлассных мошеннических схем, которых сейчас очень много. Особенно в интернете.

Кстати, когда я говорю «бедные», это не значит, что у человека вообще нет денег. Это означает, что ему нужны деньги. Когда человек закредитован, когда у него зарплата расписана, когда он вроде живёт в квартире, но должен 15–20 лет исправно выплачивать ипотеку, и машина в кредите, а еще хочется отдохнуть, поесть, одеться. Но на нормальную жизнь денег не хватает. Когда нет средств, чтобы свободно жить и покупать то, что ты хочешь, когда считаешь каждую копейку — это и есть бедность. А люди хотят расплатиться с кредитами и стать финансово независимыми.

— Но, пытаясь выпрыгнуть из бедности, многие идут по кругу. Берут кредиты, закладывают квартиры, вкладывают деньги в какие-то схемы и остаются вообще ни с чем. Как люди идут на такой риск? Неужели они не понимают, что могут всё потерять, или им настолько задурили голову? Или ставка так высока?

— Всё, что вы перечислили, имеет значение. И процентная ставка очень высока, и перспектива очень соблазнительна. Люди полагают, что не будут долго участвовать в финансовых схемах. Но ставят абсолютно нереальные задачи и желают мгновенно изменить свою жизнь. Как говорил Черчилль, русские отличаются тем, что пытаются перепрыгнуть пропасть в два прыжка. Вкладчики финансовых пирамид, конечно, понимают, что связывают свои надежды с чем-то, как говорят в народе, стрёмным. Но они делают ставку на везение. А вдруг? Вроде у других получается, а почему у меня не выйдет?

Как человек рассуждает? «Вот на мне висит потребительский кредит, сейчас возьму ещё один, вложу его и отобью все долги, а если всё получится, то по той же схеме погашу ипотеку и больше играть не буду». Но когда ты сделал первый шаг и закрыл кредит, начинают расти аппетиты, и ты ставишь перед собой всё более масштабные задачи. Мгновенно ломается вся система ценностей. Ты начинаешь оперировать совершенно другими деньгами, понимаешь, что тебе надо было их зарабатывать целый год, а здесь подождал месяц-другой, и эти деньги у тебя в кармане. Чего останавливаться? Нужно идти дальше.

Принцип азартной игры — удовлетворить свое желание побеждать и выигрывать снова и снова. Если ты выиграл раз, тебе хочется, как минимум, это повторить. А если кажется, что система надежна, то ты её воспринимаешь не как соперника, а как партнера. Ты становишься её адептом и заинтересован в том, чтобы привлечь как можно больше людей, которые и помогут тебе побеждать и дальше. Это происходит бессознательно. Так превращаются в фанатиков сект. Люди обманывают и себя, и других, боятся сказать правду, потому что в этот момент они счастливы от того, что держат в руках живые деньги.

— То есть меняется психология людей, которые попадают в сети финансовых пирамид?

— Да, сознание меняется. Даже если человек слышал, что кого-то где-то обманули, он говорит, что его точно не обманут, что он уже вложил деньги и получил сверхдоход.

Все мошеннические схемы построены на том, чтобы дать возможность человеку стать обладателем выигрыша, реальных денег. Чтобы у человека не было сомнений, что это не лапша на уши, а возможность получить реально высокий доход.

А когда можно легко из тысячи делать две, из двух — десять, из десяти — пятьдесят, из пятидесяти — сто, то пошло-поехало. И в какой-то момент людьми начинает овладевать гордыня. Им кажется, что они исключительные, если им везёт, у них фарт, на их стороне удача. Незаметно в процессе получения выигрыша у человека мистифицируется сознание. Он начинает оперировать не критическим мышлением, а исключительно иллюзиями, которые рождает его взбудораженное воображение. Обычный нормальный человек превращается в фанатика игры. Неважно, это пирамида или ставки на спорт. Сознание меняется именно благодаря получению выигрыша. И человек начинает думать, что нашёл золотую жилу.

У него может быть минусовый баланс. Но он продолжает верить, что это временно, верит в игровую систему, в свою удачу и продолжает упрямо, как говорят игроки, долбить и ждать, когда всё восстановится, и он снова попадёт в плюс. Формируется не просто слепая вера, а вера, подкреплённая опытом получения денег. А это наиболее опасная ситуация. Потому что, например, в лотерее ты понимаешь, это случайность. А в процессе игры возникает иллюзия, что от тебя реально что-то зависит. И если сказать таким людям, что это халява и развод, то они ответят: «О чём говорить с человеком, который не в теме?. Лотерея – это халява. А здесь многое зависит от меня. От того, как грамотно я сделаю ставку или вложу деньги».

У человека возникает совершенно другое ощущение реальности. И дальше с ним происходят все те процессы, которые наблюдаются у тяжёлых игроманов. Но это не значит, что все жертвы финансовых пирамид, которых сотни тысяч, лудоманы. Просто очень хорошо работает игровая система, которая построена на мошеннической технологии.

— А есть ли что-то общее между жертвами финансовых пирамид и игроманами-лудоманами?

— Конечно. Но здесь нужно определиться с терминологией. С моей точки зрения, истинный лудоман едет в казино, чтобы купить игровой процесс, в котором он мечтает какое-то время удовлетворять свои амбиции, побыть царем джунглей. Это могут быть не только бизнесмены, но большие спортсмены, артисты, которые когда-то были на пике славы. У них есть деньги, нормальный уровень жизни, но им скучно, они давно не переживали состояние куража или триумфа. И они хотят побыть королями, героями, увидеть растерянные и восторженные лица соперников. Они хотят выиграть для того, чтобы привлечь внимание. Эти игроки едут в «театр страстей» под названием казино удовлетворить прежде всего своё тщеславие.

Настоящему игроману нужны особые эмоциональные переживания, связанные с риском. Правда, их привлекает не столько сам риск в игре, сколько яркая победа в ней, а риск лишь необходимое условие для её достижения, ведь, чем выше ставка, тем выше риск всё потерять. Главная цель — оглушительные победы, слава, чтобы о них говорили. В большей или меньшей степени люди пытаются удовлетворить свою гордыню, водрузиться на вершину человеческой пирамиды. Это своеобразное ощущение власти. А власть, как мы знаем, очень тяжелый наркотик. И казино его продает.

Но казино, как я сказал, все-таки для людей с деньгами. А все, что носит массовый характер, является, по сути, проектом казино, но распространяется на людей, нуждающихся в деньгах. Сами же организаторы игровой системы говорят: «Большие деньги проигрывают бедные». Мошеннические схемы затягивают людей, которые не понимают, что казино - это театр, в котором главное - эмоции. Цель небогатых людей — только деньги. Выигрывая, они хотят выиграть ещё. А проигрывая, стремятся отыграться, то есть забрать своё. Так попадают в ловушки и становятся ложными лудоманами. Не понимая, что продает игровая система, человек начинает упрямо охотиться за деньгами и попадает в очень сложную эмоциональную зависимость от игрового процесса.

— То есть жертвы финансовых пирамид — это ложные лудоманы?

— Да. Жертвы финансовых пирамид — ложные лудоманы, но я бы предложил новый, более точный термин — лукрумания. Лукрумания означает стремление людей к быстрому обогащению, которое может перерасти в манию или одержимость. Лукрумания от латинского слова Lucrum (выгода, нажива).

А стать лукруманом может практически каждый. Это люди, которые живут своей обычной жизнью, у которых полно проблем, они абсолютно адекватные и нормальные. Многие из них скажут, что никогда не занимались азартными играми, они понимают, что это всё ерунда, что привыкли зарабатывать честно, ставить реальные цели и достигать их обычным путем. Но если тебе здесь и сейчас предлагают быстро облегчить финансовое бремя, которое ты тянешь не один год, убеждают, что это надежно, то от такого соблазнительного предложения очень трудно отказаться. Первый шаг человек делает, когда говорит себе: «рискну». А на этом все и построено. Любая система знает, что человек поначалу будет очень осторожен. И чем он более острожен, тем надежнее первый выигрыш, а значит, он очень скоро втянется в гонку за большими деньгами.

— Но не все, кто нуждается, попадают в такие схемы. Имеют ли значение особенности психики, когда человек решается на это? Или никто не застрахован?

— Человек застрахован, пока понимает, что мгновенный результат — это ловушка любой игровой системы. Если ты разрешил себе без особых усилий обернуть одну сумму в другую, то рискуешь не тем, что сразу потеряешь деньги, а тем, что тебе понравится быстро добиваться успеха. Надо очень хорошо понимать принцип любого казино, любой азартной системы, любой пирамиды. Вы деньги потеряете не сразу, но вам понравится короткий путь к награде. Как я говорю, это своеобразное соблазнение раем, но встав на этот путь, жертва однозначно попадёт в свой ад.

А если человека зацепил быстрый способ получения дохода, он автоматически садится на эмоциональную иглу и начинает утрачивать критическое мышление. Он ищет аргументы, подтверждающие, что ещё можно задержаться в пирамиде, ещё можно поиграть на ставках. Каждый раз будет убеждать себя, что еще не всё пропало, надежда есть и всё под контролем, но попав в эту колею, не сможет из неё выбраться, не потеряв все средства.

— Получается, жертвы финансовых пирамид тоже страдают игровой зависимостью в той или иной степени?

— Разыграть можно практически каждого из нас. Та же наркомания, чем опасна? Именно тем, что действие наркотика может понравиться. Вот живет человек совершенно спокойно, у него есть свои радости, своя система ценностей. И тут кто-то предлагает попробовать какую-то дурь. Один попробовал — его стошнило, а другой попробовал — его зацепило. Вот что опасно. Здесь то же самое. Один сделал ставку и остался безучастным. А другой сделал ставку, и у него в сознании случилась вспышка. Любые игровые заведения должны быть малодоступны именно потому, что риск заболеть азартной игрой достаточно высокий. А когда такие эксперименты проводят на молодых людях, школьниках старших классов, на студентах, это имеет серьезные последствия. По законам нейробиологии зоны мозга, отвечающие за критическое мышление, самоконтроль формируются только к 25 годам, а значит, молодые люди очень уязвимы к любому соблазну.

— А насколько велика опасность ложным лудоманам стать настоящими?

— В данном случае лучше применить термин «проблемные игроки». Это те, у кого возникли финансовые проблемы, связанные с азартной игрой. Патологические игроки — это люди, которые, несмотря на руинирование их жизни, разрыв социальных связей, падение на социальное дно, живут только игрой. Их больше ничего не интересует.

Переход от умеренной степени игровой зависимости к тяжёлой во многом определяется жизненным опытом, прочностью социальной позиции. Быстрее всего катится на дно человек, которому нечего терять. Поэтому в группе риска всегда молодые люди. То же самое с алкоголизмом. Попробовал подросток алкоголь — стало весело, хорошо, захотел испытывать это состояние систематически, и вот к 18 годам тяжелый алкоголик. А у человека, который начал выпивать где-то после 25 лет, эта дистанция будет значительно длиннее.

— Где та грань, когда игрок становится психиатрическим пациентом, а его зависимость — патологической?

— Это происходит тогда, когда человек полностью утрачивает связь с реальностью. Многое зависит от личности человека. Мы живем в мире, где нам всё время продают разные удовольствия. Превалирует идеология гедонизма — мы работаем, чтобы наслаждаться. Люди XXI века невольно продлевают свой инфантилизм. Они хотят больше получать радостей и меньше работать. Они не хотят нести ответственность. Инфантильность общества — благоприятная почва для развития любых патологических зависимостей. Большинство игроков, которые ко мне обращаются за помощью, смышленые ребята, но инфантильные, как будто застряли в юношеском возрасте. Они самонадеянны, самоуверенны, не признают авторитетов и уверены, что в этой жизни их ждёт только успех. Им хочется только наслаждаться жизнью, а если у них возникают проблемы, то родители им должны помочь выпутаться из сложных финансовых ситуаций.

То же самое происходит с клиентами пирамид. Они будут увлекаться этими играми, считать, что всё было хорошо, а когда разорятся, станут требовать, чтобы государство им помогло.

— Так, собственно, и происходит.

— Это инфантилизм. Сами люди не заботятся о собственной безопасности. Они все перекладывают на государство. Считают, что раз это легально, значит, государство взяло на себя ответственность. Если ставки на спорт легализованы, идет реклама с утра до вечера на спортивных каналах, следовательно, это безопасно. А если со мной случится беда, то кто-то должен мне помочь и желательно деньгами. То же самое с пирамидами.

— Жертвы финансовых пирамид как раз направляют письма в разные инстанции. Да, они повелись на сумасшедшие дивиденды. Но не бросать же их на произвол судьбы, разве здесь нет ответственности государства?

— Абсолютно правильно. Конечно, государство обязано реагировать на подобные острые социальные проблемы. И, как минимум, начать публично их обсуждать. И обязательно с привлечением специалистов.

— Как часто потеря денег, имущества приводит к тяжелым болезням, депрессиям, много ли суицидов?

— Не могу предоставить статистические данные. Но я знаю, что это приводит к всплеску преступлений: воровство, мошенничество. Там, где, например, в нулевых годах были залы игровых автоматов сразу криминализировалась среда. Игроки в критической ситуации ищут любой способ добычи денег, чтобы отыграться, в том числе и преступные. А люди, которые вдруг осознают, что они натворили, могут испытывать настолько острое чувство вины, что это может толкнуть их на необратимый шаг. То есть, на суицид.

— Как справляться с игровой зависимостью? Лечится ли она?

— В первую очередь, профилактикой заболеваемости. Тех, кто может попасть в группу риска и сформировать зависимость, надо просвещать, чтобы они знали, на что идут и что с ними может произойти. Но этого катастрофически нет.

Надо сказать, что и профессиональная помощь проблемным игрокам пока на невысоком уровне. Тем не менее, и здесь я могу опереться на свой двадцатилетний практический опыт работы с игроками, помочь им можно, и в первую очередь в амбулаторных, а не стационарных условиях.

Надо также понимать, что лудомания это не приговор и безусловно решаемая задача.

— А психологи, психотерапевты могут помочь, используя таблетки, психотерапию?

— В самом начале терапии даже обычная беседа с психологом или врачом может временно помочь. Однако, если мы говорим о реабилитации проблемных игроков, то этим должны заниматься специалисты, хорошо разбирающиеся в данной проблеме.

Есть несколько задач, которые необходимо решить: помочь игроку освободиться от травматичных переживаний, связанных с последствиями игры; изменить его установку, помочь ему разобраться в сути проблемы, устранить когнитивные искажения или, говоря простым языком, ошибки мышления, потому что пока игрок верит, что игрой он сможет изменить свою жизнь к лучшему, он болен ложной идеей или, как я говорил выше, одержим сверхценной идеей обогащения в азартной игре; в зависимости от тяжести эмоционального кризиса оказать лекарственную поддержку. И конечно, помочь восстановить доверительный климат в семьях. А это непростая задача, ведь игрок в глазах близких либо дурак, либо неизлечимо больной. Если он причинил семье страдания, то во всём виноват только он, а значит, должен всё исправить сам. Зачастую на него обрушивается колоссальное количество критики и обвинений внутри семьи. Это ещё больше усугубляет ситуацию.

По сути, игрока воспринимают как наркомана, который ворует деньги на дозу, чтобы получить кайф. И он не может убедить своих близких, что брал деньги исключительно для того, чтобы вернуть своё, что не собирался никого разорять, что он, наоборот, хотел, чтобы все были счастливы, и семья жила хорошо. Но его не могут и не хотят понять.

Сложность лечебного процесса состоит и в том, что никто не понимает, что это за странная болезнь и как её нужно лечить. Сами игроки отрицают существование какой-либо болезни и не видят смысла в сотрудничестве со специалистом. Поэтому в работе с такими непростыми пациентами от врача требуется не только глубокое знание предмета, но и умение нешаблонно строить беседу с игроком.

Сразу оговорюсь, что термин пациент происходит от латинского слова pati – страдать и не означает, что человек сошёл с ума.

Цель терапии помочь самому пациенту справиться со своей патологической программой мозга, дав ему необходимые инструменты для решения этой задачи, а также вызвать у него заинтересованность в изменении образа жизни. Запреты и контроль могут оказать лишь временную помощь, когда игрок находится в самом остром периоде вынужденного прекращения игры. А вот основная поддержка становится по-настоящему эффективной, когда пациент активно вовлекается в процесс самопомощи и саморазвития.

— Однако ситуация действительно напоминает действия наркомана.

— А иногда даже тяжелее. Потому что игрок долгое время незаметен для окружающих, даже когда у него уже изменилось психическое состояние и сформировалась пирамида из долгов. Внешне ведет себя адекватно, тщательно скрывая от окружающих своё внутреннее состояние, прибегая ко лжи во спасение, но 24 часа в сутки думает о том, где взять деньги, чтобы отыграться.

— По сравнению с алкоголиком он тоже выглядит более презентабельно?

— Пьянство наше привычное зло, мы даже иногда к алкоголикам проявляем некое социальное сочувствие, что человек устал, а игрок в глазах общества опасен — это враг. Потому что семьи разоряет.

— Кстати, в обывательском сознании есть убеждение, что пьяных и Господь бережет, а игромания — дьявольская страсть.

— Это всё интерпретации. Я могу сказать, что часто вспоминаю Федора Михайловича Достоевского. Великий мыслитель, но сам страдал такой опасной зависимостью. И не только в романе «Игрок» описывал подобное состояние. Я считаю, настоящий игрок у Достоевского — это Раскольников. Человек ради достижения своей цели не гнушается никакими средствами и в итоге совершает тяжкие преступления.

Игрок охвачен идеей стать состоятельным человеком. Он считает, что достоин лучшей жизни и это справедливо. Он хорошо учился, был успешен в спорте, он смышленый, талантливый и теперь требует компенсации своих усилий в прошлом. И в игре ему предоставлен такой шанс. А потом у него стали отнимать эту мечту, возникли проигрыши. И он начинает сражаться за то, чтобы восстановить справедливость. Для него поражение в игре — это унижение, которое больно бьёт по самооценке. Он ради победы готов на всё. Он становится человеком идеи, а через некоторое время, когда ему нужно выпутаться из долговой ситуации начинает виртуозно лгать, воровать, мошенничать, совершать преступления, а в итоге, либо садится за них в тюрьму, либо родственники, не дожидаясь тяжёлых последствий, определяют его на долгие месяцы в реабилитационный центр. А если не выдерживает психика на пике острого отчаяния и осознания абсолютного тупика в жизни, человек может покончить с собой.

— Казино убрали из российских городов, вместо этого выросли, как грибы после дождя, разные игровые структуры. Насколько сегодня масштабна это проблема?

— Очень масштабна. Даже подпольные казино, игровые автоматы и разные злачные места не так опасны, потому что это капля в море по сравнению с тем, что творится в интернете. Я недавно слушал интервью одного организатора крупной букмекерской конторы. Он сказал страшные слова: «Сейчас такое время, когда спорт и ставки — то же самое, что кино и попкорн».

С моей точки зрения, революция в игорном бизнесе произошла тогда, когда удалось однорукого бандита, рулетку, покер и букмекерскую контору «засунуть» в интернет. Примерно с 2010 года по нарастающей наблюдается бум игорного бизнеса в интернете.

Живые казино и автоматы — это уже прошлый век. Многие игроки, которые делают ставки на спорт, не собираются играть в рулетку и слоты даже в интернете. Они считают, что это лохотрон, а ставки на спорт сегодня идеальная форма инвестиций. Формируется иллюзия безопасности в игре и убеждённость, что вы почти полностью управляете процессом. Когда у вас есть смартфон, когда в эпоху быстрого интернета вам сообщается о любых спортивных событиях со всех точек земного шара, свидетелями которых вы можете быть здесь и сейчас, когда тут же идет конвертация и вам перечисляются выигранные деньги на счет, а когда нужно занять деньги на продолжение игры, то за считанные минуты вас прокредитует микрофинансовая организация. А это совершенно другая ситуация по сравнению с тем, что было в игорном бизнесе в начале века. И даже не надо идти в букмекерскую контору. Как я в шутку говорю, можно делать ставки в туалете, под одеялом, где угодно. Благодаря современным технологиям и казино, и букмекерская контора стали доступны на уровне вытянутой руки.

— Это мировая проблема?

— Это мировая проблема, но на просторах СНГ она проявляется наиболее дико. Игра без правил на пространстве СНГ наиболее острая. И как я уже говорил выше, под ударом находятся молодые люди без опыта взрослой жизни и неокрепшими моральными установками.

— То есть ее надо решать на уровне СНГ?

— Для начала её неплохо было бы обсудить. Я как-то приезжал в Астану на семинар по игровой зависимости, там начали обсуждать проблему публично. Другое дело, что воз и ныне там, но проблема хотя бы обозначена. А у нас ничего похожего нет.

— Может быть, скандал с Finiko подтолкнет к изменению ситуации?

— Да, сейчас рвануло с финансовой пирамидой. Но я еще раз хочу сказать. Вокруг нас разбросала щупальца гигантская пирамида под названием «игорный бизнес в интернете». Считать, что ставки на спорт — это развлекуха для любителей спорта, большое заблуждение. Это тот самый случай, когда надо говорить о том, что такое игорный бизнес, кто может позволить себе пощекотать нервы, а кому не стоит даже смотреть в его сторону. На самом деле игорный бизнес это узкий сегмент развлечений для очень специфических людей.

Ольга Вандышева