(495) 468-25-20, (903) 268-57-56

Как писать для журнала невропатологиии и психиатрии имени Корсакова

Советы старого редактора молодому автору

Большой стаж работы в журнале (свыше тысячи забракованных статей) и навыки по исправлению тактических ошибок позволяют мне поделиться опытом с молодыми горячими авторами, жаждущими публикации. Речь пойдёт о современном этапе, потому что в предшествующие периоды требования были прямо противоположными.

Прежде чем написать статью необходимо провести несложную, но интенсивную подготовительную работу.

Было бы идеально, если бы Вам удалось устроиться научным сотрудником в институт психиатрии АМН СССР, тогда бы Ваши шансы резко возросли. Но не отчаивайтесь в случае неудачи – всё ещё впереди.

Попробуйте привести себя в состояние особого настроя или, как говорят актёры, «сценического вдохновения». Для этого нужно на короткий срок проникнуться священным трепетом к великому учению А.В. Снежневского и примкнувшего к нему коллектива.

Суть этого Нового Завета в следующем. Ещё когда на Земле ничего не было, да и самой Земли не было, - была одна сплошная шизофрения. Её никто не видел, потому что она была «стёртая», «скрытая», «латентная», в виде этакого шизоза. Шли века, патос переходил в нозос и на территории больницы Кащенко создали представительный институт. Все больные в этом институте, естественно, шизофреники. И хотя между ними столько же сходства, сколько между дамской брошью и унитазом, у всех у них единый «процесс». Он лишь по-разному течёт, по-разному проявляется, по-разному начинается, по-разному заканчивается, имеет разные причины и разные механизмы, но Вас, мой юный друг, это смущать не должно. Помните, что Ваша задача – напечататься в журнале им. Корсакова.

Итак, всё вокруг – шизофрения. Ни неврозы, ни психопатии, ни реактивные психозы, ни стулья, ни диваны, ни кошки, ни собаки сами по себе не существуют. Они лишь клинические варианты шизофрении, подчас ловко и хитро маскирующихся. Сбросить с них эти маски, обнажив их «процессуальную природу» - вот благородная задача рыцарей психиатрии, которые уже сейчас немало сделали для того, чтобы врачи не могли называть вещи своими именами.

Думаю, что задавив в себе способность здраво мыслить, можно очень быстро поверить в правоту изложенной концепции. Особенно успешно это удаётся тем, кто от рождения или вследствие тяжёлых черепно-мозговых травм оказался начисто лишённым интеллекта.

На этом я заканчиваю вводную часть и перехожу к конкретным рекомендациям.

Полюбите и используйте такие ёмкие и информативные словечки, как «атипичный», «псевдо-» и «подобный». Например, «псевдоциклотимоподобный», «атипичный псевдопубертатный сдвиг», «неврозо- и психопатоподобный», «псевдоолигофреноподобный» и тому подобное…

Называя что-либо псевдо- или подобным чему-либо, формально (и только формально) признавайте наличие последнего, но для подчёркивания того, что у Вас речь идёт о шизофрении, наделяйте то, с чем сравнивает идеальными, несуществующими качествами. Не беда, что при этом истинная психопатия, невроз или МДП фактически перейдут из области психической патологии в область нормы, да ещё высшего её качества. Тем больше у Вас будет оснований утверждать, что в психиатрии существует лишь одна шизофрения.

Упаси Вас бог от психологических терминов и попыток анализа! Никакой психологии – ни отечественной, ни зарубежной! – и поменьше, поменьше физиологии. Помните, что основной метод (под флагом которого и разросся весь бурьян схоластических спекуляций) – это клинико-психопатологический. Всюду, где нужно и не нужно, подчёркивайте, что Вы – клиницист, делая к этому довольно модную прибавку: «клиницист, анализирующий патологию не в статике, а в динамике, в развитии» (эффектно, не правда ли).

Раз уж Вы назвались клиницистом, то докажите это. В каждой статье нужно придумать своё, неповторимое сочетание старых, истрёпанных терминов, - чем мудрёнее, тем наукообразнее. Например, псевдогаллюцинаторно-сенестопатически-ипохондрически-депрессивный вариант средне-систематизированной формы аффективно-бредового синдрома. Следите за тем, чтобы это сочетание было не только неповторимым, но и непроизносимым.

Для того чтобы диагноз шизофрении в описываемых случаях не вызывал сомнений у читателя, советую использовать следующую батарею аргументов.

А). При описании любых позитивных психопатологических расстройств непсихотического уровня не забудьте указать на наличие «отдельных», «редуцированных» параноидных элементов, «склонности к сверхценным образованиям» и «диффузных идей отношения». Что касается описания аффективных симптомов, то здесь практически неуязвимы такие формулировки, как «монотонный, ригидный аффективный фон», «тусклость депрессивных переживаний», «расторможенность влечений в маниях с преобладанием двигательной активности». Подчеркните в случаях «психопатоподобных» и «псевдоневротических» нарушений, что они носили «грубый», «полиморфный», «мозаичный» характер и не укладывались в схему П.Б. Ганнушкина. (1934).

Настоятельно рекомендую показать хотя бы «неглубокие», но всё-таки «типично шизофренические» расстройства мышления « с элементами резонёрства», «склонностью к мудрствованию», «отдельными соскальзываниями» и , порой, «расплывчатостью и парадоксальностью суждений».

Если к этому добавить такие крупнокалиберные снаряды, как «манерность», «вычурность», «неадекватность» и «негативизм», то можете считать, что Вы почти достигли своей цели, во всяком случае, первый рубеж взят.

И ничего, что у Ваших больных нет перечисленных симптомов. Вперёд, мой юный друг! И спрячьте Ваш стыд подальше! Ещё две-три подобные статьи – и Вы забудете, куда Вы его спрятали.

Б). После описания продуктивных симптомов приступайте к негативным. Здесь, пожалуйста, не выдумывайте ничего нового. Термин «аутизм», «эмоциональное уплощение» и «редукция энергетического потенциала» действуют безотказно.

Неплохо зарекомендовали себя в последних матчах такие активные игроки нашей сборной, как «странность», «чудаковатость», «некоторая гротескность», «черты инфантилизма и ювенилизма», «сужение круга интересов», «ограничение контактов», «появление своеобразного мировоззрения», «монотонная гипертимность в рамках одного вида деятельности», «склонность к коллекционированию» и др., которые успешно забивают шайбы в ворота «процессуальных личностных изменений». Вообще, употребление слова «личность» в некоторых случаях, к сожалению, допускается ещё кое-где в нашем журнале, но лучше без него. Бережёного бог бережёт. То, что может позволить себе Л.Л. Рохлин, точнее то, что мы можем позволить Рохлину Л.Л., недозволенно молодым авторам. Вот почему, говоря о личностных изменениях шизофренического типа, советую просто перечислить названные термины.

Те же очевидные факты, что так называемое «ограничение контактов» у больного А. возникло после смерти его лучшего друга и переезда в другой город, «гипертимная деятельность» больного Б. была обусловлена тем, что его назначили председателем комиссии Госконтроля, а «некоторое сужение круга интересов» у 82-летнего больного В., наверное, вызвано его возрастом, - эти факты приводить запрещается, хотя они и адекватно объясняют происходящие с любым человеком на протяжении его жизни «некоторые изменения». Несмотря на то, что нелепо сравнивать «уровень энергетического потенциала и мировоззрение» 20-летнего юноши и пожилого мужчины, рекомендую эти крамольные мысли гнать прочь… Мы – клиницисты, а не какие-нибудь там психоанализаторы.

… В конце концов, если Вам очень хочется увидеть на белой стене изображение папы римского, то не исключено, что Вы добьётесь своего пусть даже ценой собственного сумасшествия…

В). После произведённого таким манером описания позитивных и негативных расстройств непременно попытайтесь их сопоставить. Как можно более простым и понятным языком (так именно эту часть статьи читают рецензенты) напишите, что «данному регистру продуктивных симптомов закономерно соответствуют данные негативные расстройства», а другому регистру – другие. Неважно, что что чему соответствует, важно, чтобы что-то чему-то соответствовало. Это подтверждает гениальные догадки «патриарха» (обязательно сделать на него ссылку) и вносит спокойствие и упорядоченность.

Г). Очень важная деталь, забывать которую преступно, - это дифференцировка типов и темпов течения внутри изученной группы больных. К этой детали отношение редакции ревностное. Это наше детище (хотя и приёмное) наша гордость. Здесь таятся ещё далеко не исчерпанные возможности для спекуляций. Хотите попасть в струю? – пишите о шубообразном течении. Даже если оно на самом деле непрерывное, можно написать, что «шубы носят затяжной (до 10-15 лет) характер», даже если оно несомненно фазное, можно написать, что «после фазы выявились нерезкие, негрубые, тонкие, но всё-таки негативные изменения» и, следовательно, это не фазы, а шубы: даже если и шубы-то и нет, всё равно можно написать, что «они носили летучий, стёртый характер».

Д). Наибольшей изобретательности требует оценка «доманифестного периода». Здесь самому не догадаться – надо просто знасть, как писать. Суть этого шаблона заключается в следующем. В доманифестном периоде нужно найти черты постпроцессуальных изменений.

Сделать это несложно (см. пункт «Б»). Далее, необходимо показать, что эти изменения есть следствие перенесенного ранее и никем не замеченного шуба (в противном случае рухнет гипотеза соответствия негативных и позитивных расстройств). Лучше всего отнести этот мнимый шубик к периоду пубертатного криза, тем более, что большинство подростков вытворяют тут чёрт знает что, а после почему-то меняются в характере. В тех же случаях, когда к пубертатному периоду придраться, ну никак нельзя, да и совесть у Вас ещё не совсем потеряна, попытайтесь найти этот шубёночек в младенчестве. Там вообще тёмный лес: все кричат, плачут, зовут маму, требуют молока и игрушек, а порой неадекватно смеются и дрыгают ногами – ну, чем не шуб? Если и младенец попался Вам идеальный, не унывайте, у Вас ещё масса вариантов: напишите, что шуб был «без шуба», или, что он имел место во внутриутробном периоде, или у родителей, или у прабабки… или у той обезьяны, от которой произошёл данный человек.

Е). Наконец, последний аргумент в пользу шизофрении – это данные всё равно никто не знает, по каким законам наследуется шизофрения (то ли по менделевским, то ли по вартаняновским). Ваша задача – как можно более язвительно высмеять родственников больного, начиная от пятого колена. А чтобы это было легче, забудьте о том, что они жили в прошлом веке и тогда, например, употребление в пищу красной икры можно обозначить как «патологию влечений», а использование лучины – как «вычурность в быту».

6. Несколько слов о ссылках на литературные источники. Из обязательных авторов – А.В. Снежневский и Э. Крепелин, причём последнего стало модно выставлять в виде грешника, кающегося за грехи своей молодости. В ходу, например, такой тип ссылки: «сам Крепелин отступил впоследствии от своей первоначальной схемы и в более поздних публикациях говорил о возможности…».

Далее следует продемонстрировать свою скромность и отметить, что к примеру, «ещё Бумке писал о так называемом…» ( т.е. о том, что Вы описали в своей статье, и, увы, не лучше, чем Бумке).

Для придания статье некоторой пряности, на фоне Ваших постных спекуляций и всем известных литературных данных, приведите положение одного из зарубежных авторов, чьих позиций мы, конечно, не разделяем, но почему-то относимся к ним либерально. Имеются в виду Конрад, Леонгард, Шнайдер, Эй. Только не пытайтесь как-либо увязать Ваши данные с теоретическими воззрениями этих авторов. Дали их в микродозе, ни к селу, ни к городу, просто так, для острого ощущения – и достаточно, и будет, и успокойтесь.

Ну вот, мой молодой коллега, и все требования, предъявляемые к статьям, печатающимся в нашем журнале. Да Вы и сами в этом можете убедиться, открыв любой из его последних номеров. Эффект от введённой унификации и тоталитаризации превзошёл ожидания. Статьи теперь так похожи друг на друга, что отличить их невозможно. Стиль везде одинаково бесплотен, никаких отклонений (ведь могут же писать, если захотят… печататься)! Достаточно прочитать лишь название статьи и ты уже знаешь наверняка, о чём там идёт речь, каковы результаты и выводы. В недалёком будущем мы собираемся в целях экономии печатать только названия статей и краткие аннотации на древне-индийском языке.

Так что спешите присылать нам свою статью, и если она отвечает перечисленным требованиям, то мы, возможно, напечатаем её. Если же Вы вдруг увидите в нашем журнале свою работу, даже с Вашими собственными орфографическими ошибками, но под другой фамилией – не удивляйтесь. В конце концов не важно, кто автор, тем более, что автор-то нынче один…

Январь 1974 г. Редакция.

Комментарий:

В семейном психиатрическом архиве случайно попался этот талантливый и острый памфлет (в связи с чем автор решил себя не называть). В 70-х годах прошлого столетия основным научным ВАКовским психиатрическим журналом, в котором мечтали напечататься молодые учёные, был журнал "Невропатология и психиатрия им. С.С. Корсакова", а главным редактором в нём был академик А.В. Снежневский - основатель своей научной школы. Поэтому требования к статьям в журнале в целом должны были соответствовать положениям этой школы. Многим авторам, не являющимся учениками этой школы, это не нравилось.

Edit