(495) 468-25-20, (903) 268-57-56

Пример лечения ежедневного алкоголизма

Евгений Н. 39 лет. Родился и вырос в культурной и мало пьющей семье. Рос здоровым, активным, хорошо учился, в меру занимался спортом. Окончил юридический факультет МГУ, защитил кандидатскую диссертацию. Работал адвокатом, юрисконсультом в министерстве, а с 1992 года в совместной российско-иностранной фирме. Благодаря хорошей профессиональной подготовке и знанию иностранных языков быстро продвигался по службе, хорошо зарабатывал. Женился в 30 лет на девушке младше себя, жена его очень любила, родила дочь.

Употреблять алкоголь стал в студенческих компаниях, где слыл весельчаком, душой общества. Опьянение переносил легко, на следующий день чувствовал себя вполне прилично. Зачастил с выпивками во время работы в министерстве: командировки, полезные знакомства, подношения и угощения просителей и пр. Тогда не считалось зазорным, что преуспевающий чиновник всегда готов поддержать компанию, наоборот, непьющий вызывал некоторое подозрение у начальства. Постепенно и сам стал относиться к этому также, подтрунивал над мало пьющими, а то и обижал их, пользуясь известными "алкогольными подначками".

Плавный "набор высоты" со спиртным начался во время работы в фирме. Денежные возможности значительно усилили алкогольные привычки. Бесконечные переговоры, фуршеты, перелёты, гостиницы, бары, огромное разнообразие спиртного, включая экзотические напитки, сделали своё дело: употребление алкоголя превратилось в постоянный образ жизни. Спасало главное: хорошая переносимость опьянения и отсутствие выраженного похмелья по утрам.

В последние годы значительно повысилось напряжение на работе. Чехарда с законами и подзаконными актами, чиновничий беспредел, бестолковщина, тотальное недоверие партнёров, всё это требовало больших психологических усилий. Прежняя министерская суета стала казаться детской забавой. Появились раздражительность, резкость в высказываниях, плохой сон. В голове беспрестанно вертелись обрывки разговоров, варианты дел. Чтобы как-то "отключиться" стал ежедневно выпивать в конце рабочего дня, причём доставляло удовольствие пить одному, чтобы ни с кем не разговаривать. Предпочитал пить коньяк или хорошую дорогую водку. Дозы при этом колебались от 300 до 500 г. Как правило, начинал пить ещё на работе, а потом продолжал где-нибудь по дороге и дома. В основном ездил на машине с шофёром, но частенько и сам сидел за рулём не трезвым.

Пару раз "нарывался" на автоинспектора, но удавалось выходить сухим из воды. В опьянении стал крайне раздражителен. Главным образом доставалось жене и родителям, которые с тревогой наблюдали за тем, как меняется их сын. Стал угрюмым, взрывчатым. На вечеринках с приятелями или в ресторане мог необоснованно вспылить, обидеть, даже затеять драку, что-нибудь разбить. Мог уйти, бросив друзей, и продолжить выпивку в компании незнакомых людей или ни с того ни с сего поехать в казино и промотать крупную сумму денег. Старые приятели жаловались жене, говорили, что Евгений стал "психом", что с ним невозможно общаться, что ему надо лечиться.

После того, как проиграл в арбитражном суде два сравнительно простых дела, стал пить осторожнее, почти полностью отказался от крепких напитков и перешёл на пиво. Однако организм уже требовал свою дозу. Ограничиться двумя бутылками не удавалось. Последний год пил ежедневно 3-4 литра пива крепостью в среднем 5% алкоголя, что соответствовало приблизительно 300-450 г водки. Поскольку времени на употребление этого количества пива после работы требовалось много, пил весь вечер, иногда до глубокой ночи. Утром вставал с трудом, голова гудела, во рту ощущался отвратительный привкус, тело было вялым, по меткому выражению М.Жванецкого "любую позу отвергало".

Появились одышка, повышенное артериальное давление, неряшливость, оброс приличным жирком, на теле были неприятные постоянные высыпания. Стал всё больше пропадать интерес к работе, за дела брался неохотно, вяло. К середине дня сильно уставал, не мог долго концентрировать внимание, делал элементарные ошибки.

Родители, глядя на него, совсем пали духом. Жена всё ещё на что-то надеялась, уговаривала полечиться, подсовывала разные "чудодейственные" порошки и биодобавки, заманчивые рекламные предложения, обещающие мгновенное исцеление. Категорически отказывался лечиться, заявлял, что сам решит свои проблемы, что "всякие там кодирования" не для него, что если откажется совсем от спиртного, у него либо "крыша съедет", либо хватит инфаркт и вообще он к этому морально не готов, т.к. с трудом себе представляет хотя бы день, прожитый без алкоголя. Наконец согласился, прочитав одну из публикаций о нашей клинике, и то после того, как врач, наблюдающая его дочь, сказала, что у девочки на нервной почве развивается серьёзная болезнь.

На первом приёме в нашей клинике Евгений заявил, что не считает себя алкоголиком, т.к. не валяется под забором, что напряжённо работает и пьёт в связи с нервной перегрузкой, что не представляет себе полный отказ от алкоголя, т.к. у него бывают регулярные деловые встречи, презентации и пр. Просил врача помочь ему ограничить дозу до двух бутылок пива или до 150 г водки.

Потребовалась напряжённая психотерапевтическая работа, чтобы убедить пациента согласиться на следующий вариант: 6 месяцев (именно этот минимальный период необходим для качественного восстановления обмена веществ после длительного злоупотребления алкоголем) он будет активно лечиться, выполняя все рекомендации, а после этой паузы врач переведёт его на контролируемое употребление спиртного.

С первого дня Евгению был назначен индивидуальный лечебный курс. Его основными задачами явились: максимальная очистка организма от накопившихся алкогольных (в том числе пивных) шлаков, восстановление естественного уровня внутреннего (эндогенного) алкоголя, оказывающего существенное влияние на тягу к спиртному, нормализация артериального давления и ночного сна, налаживание комфортного психологического состояния. Особая роль отводилась специальным психотерапевтическим сеансам, формирующим безразличие к алкоголю.

Уже через 2 недели Евгений отметил заметное улучшение в самочувствии. К его большому удивлению выпивать не хотелось, даже находясь среди пьющих людей. Однако если к крепким напиткам сформировалось полное равнодушие, то мысли о пиве возникали регулярно: хотелось вкуса пива, привлекала пивная реклама, задерживал взгляд на пивной продукции в магазинах. В связи с этим был проведён сеанс, прицельно влияющий на влечение к пиву. Спустя месяц после начала лечения установилось стойкое безразличие к спиртному.

Прошло ещё немного времени, и у Евгения появилась заманчивая мысль: ему показалось, что бросить пить не так уж и сложно, поэтому при необходимости он сможет это сделать самостоятельно и долго лечиться не нужно. Эта мысль и сыграла с ним злую шутку. Не испытывая никакой потребности в выпивке, желая только поэкспериментировать, Евгений выпил виски на дне рождения у друга. Естественно выпил больше, чем хотел, но неожиданно для себя быстро и сильно опьянел, не успев получить никакого удовольствия. Прыгнуло давление, сдавило сердце, зачастил пульс, возникло ощущение, что ударили "пыльным мешком по голове". Ночь проспал беспокойно, утром почувствовал слабость и недомогание. На работу не пошёл, решил отлежаться. Естественно, что в лечебный процесс срочно были внесены коррективы. Кое-что пришлось начать заново. Больше Евгений не экспериментировал.

Прошло почти полгода. Результат был очевиден: Евгений прекрасно выглядел, стал гораздо спокойнее, появились хорошая работоспособность и чувство собственного достоинства. Сказал, что быть здоровым это выгодно, это особый "кайф". Совершил рывок на работе, быстро устранил все "хвосты". Но что самое главное - дома в корне изменилась обстановка. Жена сказала, что за несколько лет впервые увидела нормального и предсказуемого мужа, а дочь - отца. Приятели с завистью стали на него поглядывать и сокрушённо вздыхать: "Да-да, пора завязывать...". Врач ожидал просьбы от Евгения выполнить договорённость и перевести его на контролируемое употребление спиртного, но тот неожиданно сообщил, что ему вообще-то понравилась такая жизнь и что с обучением самоконтролю можно пока повременить. Так постепенно прошло ещё полгода. Всё это время Евгений регулярно наблюдался в клинике, где корректировалась терапия, и он всё более утверждался в своём мнении отказа от спиртного. Конечно, в его жизни случались испытания, например, юбилеи, командировки. Приходилось иногда и немного напрягаться, но цена достигнутого успеха, осознание того, что с ним было раньше и чем бы это могло кончиться стало мощным противовесом желанию не показаться "белой вороной".

По окончании годичного курса реабилитации, когда Евгений освободился от психологической алкогольной зависимости, он поинтересовался у врача, существует ли хотя бы небольшой риск возврата влечения к спиртному в случае перехода на контролируемое его употребление. Получив ответ, что в принципе любое неосторожное употребление алкоголя может спровоцировать зависимость, Евгений подумав, решил ещё отложить эти попытки. "Я уже настолько привык быть здоровым и так дорожу этим. Я настолько равнодушен к мнению людей о том выпиваю я или нет, что рисковать не хочу",- сказал он.

Вот уже скоро пять лет, как в семье Евгения закончился алкогольный кошмар.

Edit