(495) 468-25-20, (903) 268-57-56

Пример лечения пивного алкоголизма

Максим Д. 28 лет.Программист, женат, дочери 4 года. Живёт в благоустроенной квартире отдельно от родителей. Рос нормальным, здоровым ребёнком, хорошо учился. Рано проявились математические способности, участвовал в школьных физико-математических олимпиадах. Легко поступил и хорошо учился в авиационном институте, по окончании работал в НИИ, а затем в солидных частных фирмах. По характеру в меру общительный, спокойный.

Выпивать начал "как все": сначала дома по праздникам, в 17 лет иногда со школьными приятелями, значительно чаще в институте. В основном налегали на пиво, устраивали пивные посиделки с креветками, рыбкой. Перепробовал много сортов, но, в конце концов, остановился на отечественном пиве средней крепости (около 5% алкоголя). Конечно, не чурался и крепких напитков. Старался пить только хорошую водку. Опьянение в целом нравилось, хотя было разное. На пиве оно наступало постепенно, как бы исподволь, затем усиливалось и было каким-то туповатым. В этот момент иногда хотелось "тормознуть", но затягивал процесс, да и компания всегда следовала лозунгу "Пива должно быть много". Водочное опьянение наступало быстро. Вслед за приятной волной по телу появлялась лёгкость, резвость мыслей, развязывался язык, все чувства обострялись. Особенно хорошо это опьянение снимало усталость, освобождало мозг от больших перегрузок. Постепенно дозы спиртного стали возрастать, а приятный процесс всё чаще заканчивался перебором. Защитный рвотный рефлекс стал угасать и возникал только на высоте сильного опьянения. Всё чаще стали выпадать из памяти целые периоды возлияния. И всё же алкоголь пока ещё грубо не вмешивался в жизнь Максима.

Внешне всё выглядело относительно благопристойно. Сложная работа, требующая большой отдачи, выполнялась, деньги зарабатывались. А то, что после работы или в конце недели молодые мужики хорошо расслаблялись, так это - святое! Главное, что утешало - отсутствие желания пить на следующий день. Максим знал твёрдо: не опохмеляешься, не пьёшь 2-3 дня подряд, значит, не алкоголик. Так и говорил жене и родителям, которые уже с большой тревогой замечали, что употребление спиртного становится для Максима неким образом жизни.

Первый звонок был всё же услышан Максимом, когда его близкий друг и алкогольный компаньон вдруг ушёл в 3-х дневный запой, а потом заработал алкогольный гепатит. Максим испугался и резко тормознул. Недели 2-3 вообще ничего не пил, но тут навалилась работа, а потом праздники и постепенно всё вернулось: почти всю неделю после работы - пиво (2-3 бутылочки), а под выходные или при случае - 500-600 г водки под хорошую закуску. Второй звонок был громче: возвращаясь вечером домой после очередной "оттяжки", Максим потерял деньги и документы. Странно, но это его не очень-то напугало: дескать, неудачное стечение обстоятельств, с кем не бывает. Однако, как говорится, Бог любит троицу: находясь "в отключке", Максим с кем-то подрался, попал в милицию, еле выпутался и пришёл домой с разбитым лицом, шатающимся передним зубом и огромным синяком вокруг глаза. Увидев отца, 4-х летняя дочь очень испугалась, спряталась в шкаф и не хотела оттуда выходить. Тут Максим, наконец, внял просьбам жены и решил серьёзно заняться собой.

Очень скоро он понял, что самостоятельно эту проблему не решить. Стоило ему основательно устать на работе или встретиться с друзьями, чёрт так и толкал его в бок: " Давай по пивку, давай по маленькой...". Устоять было практически невозможно. Но к кому обратиться за помощью? Максим по-прежнему не считал себя алкоголиком, скорее просто человеком не умеющим пить. Все бесчисленные рекламы взывали именно к больным алкоголизмом, обещали моментально вывести из запоя, закодировать, применить "самые современные" методы, отваживающие человека от спиртного раз и навсегда. Максиму же очень не хотелось "раз и навсегда". Слухами земля полнится: мама Максима разыскала координаты нашей клиники, и Максим с женой пришли на приём.

Тут Максим впервые узнал, что алкогольная зависимость весьма многогранна, что наряду с её общими механизмами, есть и всякие особенности, связанные с "алкогольным стажем", генетической предрасположенностью, структурой личности выпивающего и пр. и пр. Врач сообщил ему две новости: плохую и относительно хорошую. Во-первых, у него бесспорно сформирована зависимость к алкоголю. Во-вторых, из трёх стадий зависимости по отечественной классификации у него - первая. Благодаря тому, что он вовремя обратился к врачу, прогноз может быть благоприятным. Другими словами, зависимость можно значительно подавить, а в дальнейшем наладить "дипломатические" отношения с алкоголем. Продолжительность "лечебного марафона" была запланирована на год. Максим понял, что его не ждут никакие "кодирования или торпедирования". Он сам создал эту проблему, сам и решит её. Врач ему в этом активно поможет.

Весь "марафон" был поделён на этапы, в каждом из которых присутствовали лекарственные препараты и специальные психотерапевтические сеансы. Вскоре Максим убедился, что он легко может отказаться от спиртного. Переживал, что своим пьянством доставил так много неприятностей своим близким. Как-то на приёме у врача жена заметила, что дочка стала постоянно спрашивать, когда придёт папа. А однажды сказала маме: "А помнишь, как наш папа пришёл пьяный?". Та, смущаясь, ответила: "Не помню". "Ну, тогда и я не помню", - ответила дочь. Пользуясь советами врача, Максим вернул себе уверенность, хорошую работоспособность, научился снимать перегрузки без всякого алкоголя.

В конце года под контролем врача Максим стал отрабатывать методику дозированного употребления спиртного, и ему это удалось. Конечно, пришлось отказаться от бесцельных многочасовых сидений за пивом и от дружеских попоек, тут уж, как говорится, се ля ви... Но позволить себе иногда хорошего пива или бокал-другой вина Максим может теперь уверенно.

Edit