(495) 468-25-20, (903) 268-57-56

Наркомания - паралич души

"Труд". 22 декабря 1999

Так считают психиатры-наркологи из Клиники психологической адаптации. Сегодня мы беседуем с ее руководителем Алексеем Александровичем Магалифом.

- На Россию обрушилась эпидемия наркомании. Считаете ли Вы это неожиданностью?

- Неожиданностью этот взлет наркомании назвать никак нельзя. Увы, он скорее закономерен. Потому что был подготовлен катастрофической алкоголизацией общества.Сейчас прежние "алкогольные традиции" просто получают другие формы. Например, определённая часть бизнесменов теперь начинает день с кокаина. Тем более, что наркотики в некотором смысле удобнее алкоголя - нет запаха, никто не заметит, что ты пьян. Между тем, есть эффект "взбадривания".

- У вас много пациентов, которые одновременно употребляют алкоголь и наркотики? Это одна и та же группа людей?

- Нет, конечно. Раньше были "полинаркоманы" - те, кто использовал для опьянения и алкоголь, и наркотики, и лекарства - все "до кучи". Сейчас мы видим четкое разделение. Потому что наркотики стали другими. По силе воздействия героин, который сейчас особенно "популярен", не сопоставим с алкоголем. Подростки начинают с пива, джин-тоника, вина, "безобидных" коктейлей. Но очень быстро некоторые переходят на наркотики. И тогда уже с презрением смотрят на пьяниц, считая себя эдакими "аристократами".

Почему молодежь так охотно и стремительно приняла "моду" на наркотики? Во многом это объясняется именно неприятием той формы алкогольной наркотизации, которую считала нормой значительная часть старшего поколения. Молодым не нравится, когда падают "мордой в салат", бьют посуду, горланят частушки, матерятся, задыхаются от рвоты...Наркотики - совсем другое дело. Всё выглядит гораздо более изящно. Покурили, им хорошо. При этом внешне, как им кажется, вроде сохраняют человеческий облик - и вдобавок получают ощущения, другим недоступные. Вот уже и повод причислить себя чуть ли не к интеллектуальной элите.

Сейчас многие видят главное зло в наркомании. Но не все хотят обернуться назад. Почву для распространения наркотиков создала длившаяся десятки лет вполне разрешённая алкоголизация общества. Сегодня подростки, с детства видевшие пьяные застолья родителей, заявляют: "У вас свой кайф - а у нас свой!".А родители часто реагируют на употребление сыном наркотиков дикой фразой: "Лучше б ты пил!" - не понимая всего ужаса такого "выбора".

- Но, видимо, наркотики действительно более разрушительны для организма? Или подобная реакция объясняется тем, что водка - зло более привычное, а потому и не такое пугающее?

- Вы правы, чаще всего старшие просто испытывают состояние растерянности, сталкиваясь с наркоманией. Но и доля истины в таком отношении тоже есть. Дело в том, что алкоголизм обычно становится серьезной болезнью тогда, когда человек уже чего-то достиг - у него есть образование, работа, семья. А значит, есть шанс вернуть его к нормальной жизни. Ужас новой ситуации в том, что приобщаясь к наркотикам в 12-13 лет, человек начинает формирование своей личности уже в состоянии "виртуальной реальности". Наркотики губят личность "в зародыше". И бороться с этим труднее - подростку "некуда возвращаться", он просто не успел почувствовать радость полноценной жизни без наркотика. В этом возрасте срабатывает прежде всего любопытство, интерес к новым ощущениям. А доступность наркотиков - катастрофична. Переход от, так называемых, лёгких наркотиков к сильным бывает почти мгновенным, без паузы. А дальше - паралич души, я часто называю так наркоманию. Душа пуста, эмоции словно замерли. И нужно заново чем-то заполнять эту пустоту, будить душу от "спячки". Это очень трудно.

- Как вы относитесь к дискуссиям о возможности легализации "легких" наркотиков?

-У нас очень жесткая позиция. Не существует безопасных наркотиков. Если человек стремится изменить психическое состояние с помощью любого психоактивного вещества - он уже начинает формировать у себя зависимость. Представьте: есть некая черта, где крупными буквами написано - "наркотики". Можно быть по ту или другую сторону черты - третьего не дано. Переступил грань - в тебе что-то изменилось, ты вошел в другой мир, ты в группе риска - сразу! Вернуться обратно можно, но очень трудно. И любые разговоры о разрешении наркотиков - преступны. Мы как общество, активно потребляющее алкоголь, и так настрадались без меры. Вводить в нашу культуру наркотики - гибель.

- В ответ на аргументы о вреде наркотиков подростки часто возражают: "Пока молодой, хочу всё попробовать."

- Что ж, на это мы отвечаем: "Нельзя пробовать убивать". Поймите, убить, украсть, пробовать наркотик - это один ряд безнравственных поступков.Человек, которому дарована долгая жизнь, сознательно ее убивает - и это, на наш взгляд, преступление.Да, и мы часто слышим: "Подумаешь, "травку" можно без особого вреда курить и год, и два". Но ведь общеизвестно, что та же марихуана готовит почву для героина. После "травки" начинается "поиск": ЛСД, кокаин... На какой-то стадии еще боятся шприца, но уже нюхают героин. Потом и этот психологический барьер преодолевается - человек начинает "колоться".

- Может быть, теперь подростки поостерегутся из страха перед эпидемией СПИДа?

- К сожалению, в этом возрасте резко ослаблено чувство опасности: они убеждены, что никогда не станут наркоманами, не заболеют СПИДом, не умрут.

- По мнению специалистов, в некоторых регионах происходит переход от "шприцевой наркомании" к таблеткам. Как Вы это оцениваете?

- А чем они лучше шприца? Ситуация с алкоголизмом принципиально изменилась, когда человечество перешло от виноделия к производству спирта. Так же и с наркотиками. Наркомания существовала давно, хотя в Европе у нее не такие глубокие корни, как на Востоке. Но всё радикально изменилось, когда появились синтетические наркотики. Сырьем может быть растение, но степень концентрации, доступности и воздействия - качественно иные. Раньше наркоманы варили зелье из "соломки". Героин - совсем другая ступень. Ну а сейчас пошли чисто синтетические наркотики, таблетки. Десятки подпольных лабораторий производят страшные вещества.

- Страшные по степени воздействия, скорости формирования зависимости?

- Не только. В фармакологии есть такое понятие: терапевтическая широта. Это расстояние, доза между лечебным действием лекарственного средства и осложнениями - вплоть до смертельного исхода. У последних наркотиков с мощнейшим действием на психику очень мала эта дистанция. Расстояние от допустимой до смертельной дозы - крошечное, а значит, риск передозировки огромен. Поэтому так много сейчас смертей от наркотиков.

- Слово "эпидемия" обычно применяется по отношению к инфекционным болезням. В разговоре о наркомании это, скорее, образ?

- Мы действительно считаем, что наркомания - это особо опасное "инфекционное" заболевание. Как она распространяется? Злодеев не так много. Чаще всего кто-то говорит приятелю: "Знаешь, какой кайф! Попробуй!" -"Боюсь", - отвечает тот. - "Чего? Вот я год нюхаю - и в полном порядке". Тот, кто продает наркотик своим знакомым, обычно не наживается на этом, а просто собирает деньги на очередную дозу. Это точно так, как при заразной болезни: появляется один больной - и инфекция распространяется по цепочке.

- При алкоголизме этот принцип "цепочки" тоже срабатывает. Но очень часто алкоголик (впрочем, и наркоман тоже) говорит, что спиртное помогает ему снять накопленное напряжение, спасает от стресса.

- Да, это известная истина: алкоголь - сильное антистрессовое средство. Мы знаем случаи, когда, например, при опасном переохлаждении человек может при помощи спиртного снять и физический, и психологический стресс. Это вполне понятно с медицинской точки зрения. Алкоголь содержит в себе два начала: психотропный фактор - он снимает нервное перенапряжение - и физиологический - он дает много калорий организму, потерявшему силы в какой-то критической ситуации. Известно, к примеру, что спортсмены после ответственных соревнований часто пьют, чтобы "разрядиться". Полезно это или вредно? Если речь идет о единичной ситуации, то это, возможно, и допустимо. Но ведь каждый сам решает, что для него стресс.

Если человек просто устал после работы или повздорил с женой - и тут же хватается за бутылку, чтобы пережить неприятный момент, - это уже опасно. Постепенно складывается стереотип поведения: при любых сложностях - заболела голова, плохо спал, начальник косо посмотрел - человек "расслабляется", приняв дозу спиртного. Результат один: он перестает самостоятельно, без алкогольного "костыля" противостоять стрессу - а значит становится слабее. Для сильного человека любая трудная ситуация - это, грубо говоря, "проверка на вшивость", повод подключить свои внутренние резервы, что-то в себе улучшить. И тогда каждый новый кризис пережить легче - появляется опыт преодоления боли, страха, растерянности. Другими словами, укрепляется иммунитет к стрессу.

Почему человек иногда до последнего тянет с лечением алкоголизма? Да просто сама мысль отказаться от спиртного вызывает дикий ужас: а с чем я останусь? Наедине с агрессивным миром? Вот типичная ситуация. Молодой человек успешно оканчивает вуз, преуспевает на работе, все его хвалят. Но в жизнь вмешивается алкоголь - и человек меняется так, что и относятся к нему уже иначе. Карьера рушится, личная жизнь не складывается. И в 40 лет его приводят к нам спасать пожилые родители. А у него - обида на весь мир, он непризнанный и непонятый гений, страдалец. Когда ты предлагаешь ему реальный выход, он вдруг пугается, потому что уже сжился с образом обиженного, не умеет даже представить себя сильным человеком. Значит, задача врача - не просто отнять вещество, помогавшее человеку противоестественно приспосабливаться к трудностям, но дать что-то взамен, будь то лекарство или слово.

- Ну вот мы и подошли к разговору о лечении алкоголизма и наркомании. Как изменились за последние годы методы работы в наркологии?

- Наркология всегда была сферой деятельности психиатров - и это правильно. Но когда мы начинали работать, то в основном, алкоголизм считался биологической проблемой. И лечили его, прежде всего воздействуя на "биологию" - подбирая лекарства. Выяснилось, что это тупик. Человек - более сложная конструкция, это не просто сочетание неких веществ. Если "лечить" только социальную сторону - пытаться повлиять на окружение больного, помочь найти работу, это тоже тупик. Видеть алкоголизм как порок и ставить целью "перевоспитать" пациента - тем более тупик.

Постепенно стало ясно: всё это "работает" только в комплексе. Лекарства влияют на "биологию". Знаменитое "кодирование" основано на мощном запрете алкоголя как порока и применимо как одно из многих средств. Но главное - заполнить вакуум, который образуется вместо алкоголя. Научить получать удовольствие от трезвой жизни. Помочь близким. Ведь выясняется, что всем - жене, детям надо в чем-то измениться, потому что меняется вся жизненная ситуация, все взаимоотношения. Потому мы и называем свою работу методом психологической адаптации.

- Сейчас везде масса объявлений: "Сниму запой". Это можно считать лечением?

- Такая помощь может быть только началом лечения. Если же на этом остановиться, болезнь идёт вглубь. Периоды срывов и запоев становятся все чаще, потому что человек перестает относиться к этому с опаской: "Перепил, вызову врача, недельку не буду пить - и всё в порядке". Но ведь нервозность, депрессия, нарушенный сон и прочие проблемы остаются - и всё повторяется снова и снова. Наш подход - этапность. Цель - помочь человеку изменить образ жизни. Любые обещания мгновенно излечить - обман.

Только за год человек может постепенно восстановиться, вернуться к забытому состоянию здоровья, которое было до болезни. Сначала надо справиться с физическими страданиями - тут нужны лекарства и комплекс диеты. Одновременно - специальное лечение, которое позволяет выработать безразличие к виду, запаху и вкусу алкоголя. Постепенно на фоне этого лечения всё значительнее становится психотерапевтическая помощь - нужно преодолеть неврозы, депрессии, комплексы. Все, что скрыто под страдающей физической оболочкой. Так мы и движемся вместе с пациентом от вершины айсберга к его основе. От запрета алкоголя - к вытеснению желания пить. Для части пациентов даже можно оставить дозированное потребление алкоголя. Если человек четко ощущает опасность превышения дозы, но при этом ему трудно отказаться от привычной традиции, ритуала - пусть он выпьет хорошего вина, почувствует его аромат, вкус. Но при этом опьяняющее, наркотическое действие алкоголя остается под запретом. И человек точно знает, какая доза доставит удовольствие - но не спровоцирует болезнь.

- Лечение наркомании требует других подходов?

- Последние годы мы активно и регулярно работаем с наркоманами. Это другая программа, более сложная. А эффективность лечения - и при алкоголизме, и при наркомании - не всегда зависит только от стадии болезни. Важнее всего понять - кто к тебе пришел, какие отношения в семье и на работе.А главное - есть ли тот мир, куда он хочет вернуться, уйдя от болезни.Мы уже говорили об этом. Повторим снова: мы не даём "кайф" взамен алкоголя или наркотика - но помогаем вернуть человеку способность радоваться жизни.

здоровый образ жизни

Беседу вела Светлана Сухая.

Edit