(495) 468-25-20, (903) 268-57-56

Либо чару пить, либо здравым быть

«Собеседник». Март 2011

В последнее время у всех на устах алкогольная тема. Минздравсоцразвития сделало заявление относительно долгих праздников и алкоголизации населения: дескать, связи нет! Потом Всемирная организация здравоохранения обнародовала список пьющих стран, в котором не почетное 1-е место досталось отнюдь не России (несмотря на распространенное мнение, что тут мы впереди планеты всей), а некоторые эксперты даже высказали мнение, что и 4-е мы занимаем незаслуженно. Получается, не так страшен русский алкоголизм, как его малюют? Этот и другие вопросы мы адресовали известному психиатру-наркологу, психотерапевту Алексею Александровичу Магалифу,  главному врачу Клиники психологической адаптации.

Магалиф Алексей Александрович

Пьют везде. Почему у нас так много?

– Есть нации, в культуру которых входит употребление алкоголя – вина, как в Южной Европе, или крепких напитков, как в странах Скандинавии или в России. У них эволюционно сформировалась активная ферментная система, которая позволяет успешно перерабатывать алкоголь. Но что Россия пьет испокон веков, что это страна алкоголиков и массового пьянства – глупость и полное непонимание ситуации. Можно сказать, что нас сгубил XX век. Началось все с индустриализации во второй половине ХIХ века, когда сельское население стало отрываться от привычных мест, от своих традиций, культуры и приходить в города. Именно эти люди формировали будничное и уличное пьянство, с которыми мы имеем дело сейчас. Обратите внимание, в русской литературе алкогольные напитки всегда предлагалось «откушать» – это был продукт кулинарии. Лишь в начале XX века появилась безобразная традиция уличного пьянства, когда пьют на ходу и на голодный желудок.

Пили всегда. Почему сейчас так сильно?

– Это не только наша проблема. Все человечество сегодня испытывает в той или иной степени неудовлетворенность жизнью и стремится к измененным состояниям сознания, к возможности хоть на время посмотреть вокруг себя через розовые очки. Для этого используется не только алкоголь, но и наркотики  –  любые вещества, которые меняют сознание, создают иллюзию благополучия. Это происходит в разных странах, и неважно, насколько комфортно в целом население этой страны себя чувствует – в Латинской Америке жуют листья коки, на Востоке курят гашиш, в Европе пьют, потому что алкоголь легален. Что касается России, где пить действительно стали больше (в начале XX века на человека приходилось 2-3 литра спирта на душу населения в год, сейчас – до 18, и считается, что это даже без учета нелегального алкоголя), то у нас изначально, в связи с суровыми природными и климатическими условиями жизни,  невозможно ощущение абсолютного комфорта и удовлетворения, а в последнее время с ускоряющимся темпом жизни, с этим особенно сложно.

Пьют все. Почему не все спиваются?

– Тут несколько причин. Во-первых, у представителей разных народов по- разному обстоит дело с ферментами, которые нейтрализуют алкогольный яд, образующийся в результате окисления этилового спирта. У представителей азиатской расы с этим плохо, у европейцев ферменты "натренированы", поэтому у них высокая устойчивость к алкоголю и спиваются не так быстро и резко. Во-вторых, многие просто не успевают спиться. У нас считается, что алкоголик – это когда человек уже окончательно деградировал, не живет, а существует. Но алкогольная зависимость формируется намного раньше – когда нам начинает нравиться состояние опьянения, нравится достигать его не по особым дням и праздникам, а буднично – после рабочего дня или в конце недели, начиная с пятницы. Эту форму зависимости от алкоголя мы определяем как вечерний алкоголизм. Со стороны все прилично: человек не буянит, не перепивает, закусывает, общается. И никто не догадывается, что с ним происходит. В один прекрасный момент он поймает себя на том, что уже трудно прожить день-другой без допинга, что требуется все большая доза, что на следующий день неплохо было бы поправить здоровье. И однажды человек проснется зависимым от алкоголя. Но он не будет считать себя алкоголиком, ведь у нас все уверены, что это тот, кто с синюшным лицом лежит под забором. И вот представьте, что в расцвете сил, не дожив до третьей стадии алкоголизма – подзаборной, молодой мужчина 30-40 лет в расцвете сил погибает от инсульта или инфаркта. Он попадет в статистику смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, а не от алкоголизма, который в реальности привел к такому результату. Вот и ответ, почему не все спиваются: многие просто не успевают.

Что, когда и в каком количестве употреблять, чтобы не угодить в алкогольную яму

Что? Пиво и коктейли формируют самую опасную форму алкоголизма – ежедневную. На самом деле 3 бутылки обычного светлого пива – это стакан водки. Водка в этом смысле тоже не безопаснее, потому что медленно стакан не выпьешь, а залпом – это алкогольный удар, опасный для сердца и мозга. Что касается печени, то чем проще напиток по химическому составу, тем лучше – в этом смысле с водкой справиться легче. Так что выбрать среди напитков самый безопасный невозможно.

Когда? Врачи-наркологи советуют употреблять алкоголь только во время еды. Как пищевую добавку – например горчицу, то есть для улучшения аппетита и усвоения пищи.

Сколько? Доза не должна быть опьяняющей. Относительно безопасными для взрослого мужчины считаются 70–100 г крепкого алкоголя, но лишь в том случае, если он спокоен и «употребляет» под прикрытием пищи. Для женщин доза меньше – 40–60 г.

5 шагов к трезвости

Кодирование не помогает, потому что это не основное лечение,  а  подстраховка, какое-то время препятствующая очередному рецидиву.

Среди алкоголиков со стажем сложно найти такого, кто не пытался «лечиться» с помощью кодирования, зашивания, заговоров и т.д. Эффект, как правило, низкий, а потому алкоголизм начинает казаться неизлечимым. Врачи же утверждают: он и не может быть вылечен только, например, кодированием – этого недостаточно. Ниже – шаги, из которых на самом деле состоит путь к трезвости.

  1. Человек должен прийти к врачу сам, добровольно. Причем с настроем не только бросить пить, а как не начать пить снова. Большинство же алкоголиков идут к наркологам под давлением близких.
  2. Если у человека абстинентный синдром (бессонница, слабость, высокое давление, озноб), в первую очередь проводится детоксикация, то есть очищение организма от алкогольных ядов, и лишь потом все остальное. Но это еще не лечение!
  3. Вышедшему из запоя нужно пройти полное медицинское обследование и быть готовым принимать довольно много лекарств – для нервной системы, сердечно- сосудистой, печени. Многие на этом заканчивают лечение, потому что начинают чувствовать себя лучше. Им кажется, что наступило полное выздоровление, но это ошибка.
  4. На этом этапе начинается основная работа по устранению причин зависимости, а пациенту оказывается психологическая поддержка на длительном этапе восстановления. Выздоравливающему нужны разные варианты психотерапии, в том числе семейная, т.к. многие проблемы, провоцирующие срывы идут от плохого взаимопонимания в семье; если он ведет активный образ жизни, его учат приемам противостояния стрессу. Обязательна так называемая мировоззренческая психотерапия, которая формирует жизненные цели.
  5. Возможно проведение установочных сеансов на трезвость или других вспомогательных мероприятий. Они нужны не всем и это не основное лечение, а всего лишь подстраховка.

Кстати

У нас традиционно людей делят на умеющих и не умеющих пить. Первые – это те, кто способен выпить много без потребности выйти на воздух или пойти спать. Вторых тошнит и клонит в сон уже после двух рюмок. На самом деле быть «слабаком» – хороший признак, показатель здоровья. Первые же обладают высокой толерантностью к алкоголю, которая как сама по себе может быть признаком алкоголизма, так и маскирует разрушение организма, что может привести к внезапной смерти от сердечной недостаточности.

Edit