(495) 468-25-20, (903) 268-57-56

Алкоголизм меняет маски

Газета «Труд». 11 февраля 2006

Слово “алкоголик” вызывает стереотипные ассоциации: нетвердая походка, трясущиеся руки, бутылка “на троих”, распитая в подъезде. Но сегодня у алкоголизма зачастую другое “лицо”. При этом он по-прежнему калечит судьбы миллионов людей. Есть ли выход? Ответ мы ищем вместе с руководителем Клиники психологической адаптации Алексеем Александровичем Магалифом.

Лечение алкоголизма

- Алкоголизм многолик в любом обществе. И все же можно ли сказать, что сегодня его формы меняются в соответствии с новыми реалиями жизни?
- Думаю, что так. Для тех, кто стремится “вписаться” в новую рыночную реальность, ритм жизни по сравнению с советскими временами резко изменился. Психологические нагрузки возросли. Жизнь - ежедневный стресс, конкурентная гонка.

- Зато и возможности новые появились, и выбор развлечений. Есть смысл, например, копить деньги на путешествия.
- Во-первых, многие к этому еще не приучены. Во-вторых, сил не остается. Мы удивляемся: откуда и зачем у нас на телевидении такое количество, мягко говоря, глуповатых юмористических передач? А ведь это часть все того же процесса: уставшим людям хочется развлечения, не требующего затрат интеллекта. Нужно средство, которое дает быстрое и надежное расслабление. Поэтому появилась новая форма алкоголизма, мы называем его “вечерним”. Человеку даже компания не нужна. Ставит в гараж машину и уже что-то выпивает, например, коньяк или пиво. Заходит в квартиру, начинает что-то жевать - снова выпивает. За ужином добавляет. Он вроде бы не напивается, не буянит, ведет себя вполне пристойно. Получил свою порцию допинга - и спать.

- Картинка вполне безобидная...
- В том-то и дело. И сам человек, и его близкие поначалу не видят повода тревожиться. Но алкоголь дает лишь временное расслабление, а в дальнейшем только усиливает стресс. Возникает порочный круг. Человек пьет понемногу каждый день. В пятницу и выходные - уже гораздо больше. Вечером в воскресенье мучается от спиртовой интоксикации и дурного настроения. А наутро в понедельник начинается новый виток. Это и есть неправильный образ жизни, где человек работает «на износ» и забывает про себя, не любит себя.

- Еще одна особенность последних лет - изобилие “легких” напитков.
- Это еще одна коварная форма маскировки алкоголя. Женщина, например, выбирает напитки с приятным вкусом и запахом. Но хорошие вина дороги. Зато весьма доступны сладкие баночные коктейли. Между тем под маской фруктового вкуса прячется все та же отрава. Одна пол-литровая баночка - то же самое, что 100 - 110 миллилитров водки. Вообще полезно знать, что чем больше сахара в алкогольном напитке, тем он вреднее. Именно поэтому ликеры, например, лишь добавляют в кофе.

- Методы лечения в наркологии меняются с учетом этих особенностей?
- Принципиально - нет. Вообще идея создания диспансеров в советские времена - помочь больному в амбулаторных условиях после стационара - была правильной. Но на деле свелась к тому, чтобы избавить пациента от выраженной интоксикации и заставить работать. Закрепляли установку на трезвость “торпедой” или “подшивкой” эсперали. А устранением причин алкоголизма никто не занимался.

- Возможно, работал стереотип, будто в России пьют спокон веку...
- Это неправда. В старой России общество не было столь пьяным. Женский алкоголизм встречался крайне редко, подросткового практически не было. В деревнях общины довольно строго следили за нравственностью, соблюдали традиции. Резкий всплеск потребления спиртных напитков произошел в стране в 70 - 80-е годы. А в 90-е, после неудачной антиалкогольной кампании, пьянство снова активизировалось. Этому способствовала болезненная ломка системы ценностей. Грянула вседозволенность, алкоголь стали делать все, кому не лень. Сейчас мы “разгребаем” последствия.

- Газеты полны объявлениями: “сниму запой”, “закодирую”... Это вообще можно считать лечением?
- Только условно. Чистка крови и купирование запоев - лишь попытка убрать самые острые симптомы болезни. А сама болезнь гораздо глубже. Грамотное лечение может быть только комплексным. Первый уровень - психофизиологический: очищение организма, восстановление его нормальной работы, избавление от бессонницы и депрессии. (Напомню: в период запоя потребность в алкоголе достигает 20 граммов чистого спирта в час - около литра водки в сутки!). Организм превращается в “фабрику” по переработке этилового спирта. Второй уровень - психологический: формирование безразличия к алкоголю, обучение снятию стрессовых состояний. Третий и самый трудный - духовный: надо помочь больному вернуться к нормальным человеческим радостям. Скажу еще одно: родственникам не стоит тратить последние деньги на лечение алкоголика.

- Не боитесь показаться жестоким?
- Не боюсь. Алкоголизм - не инсульт, не травма. Он не сваливается внезапно. Человек “взращивает” эту болезнь в себе. И если не захочет с ней расстаться - нет таких денег, которые ему помогут. Он сам должен принимать решение о лечении. Пациент - как спортсмен, который решил пробежать трудную дистанцию. Ему нужен грамотный тренер, но бежать он должен сам.

- А где критерий успешного лечения? Если человек уже годами не принимает спиртного, значит, здоров?
- Не совсем так. Важно, чтобы человек не мучился при отказе от алкоголя и в связи с этим не испытывал комплекса неполноценности. Здоровым от зависимости можно считать лишь того, кто стал получать удовольствие от трезвого образа жизни, полностью научился решать свои психологические проблемы, справляться со стрессом и депрессией без “помощи” алкоголя.

- Что, на ваш взгляд, можно сделать на уровне государства?
- Массовый алкоголизм - знак тяжелой болезни общества. Он возникает там, где человеку неинтересно, душно жить в реальности - и он бежит в мир виртуальный. Нельзя бороться с алкоголизмом отдельно от остальных проблем. Но, конечно, есть и вполне конкретные меры. Не должно быть рекламы алкоголя и его доступности для подростков. Нужно развивать все формы психотерапевтической помощи, особенно - для женщин. Женщина более ранима и эмоциональна, она придет в кабинет психологической поддержки, а в наркодиспансер - нет! Если же говорить о культуре потребления алкоголя, то главная задача проста: надо научиться запивать, а не закусывать.

- Звучит интересно, но требует расшифровки...
- Пожалуйста. Нас давно приучили: сначала выпей - потом закуси. А должно быть наоборот. Поешь - и запей. Если я здоровый человек, то хочу вкусно поесть - и добавить к еде напиток: для удовольствия, для вкуса. А у нас алкоголь превратился для многих в главное блюдо на столе. Надо убрать бутылку в сторонку, на периферию человеческих отношений.

Сухая Светлана.

Edit